Ваши письма
Объявления

--

Учения Запад -77

МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ СССР
МАТЕРИАЛЫ
РАЗБОРА ОПЕРАТИВНО-СТРАТЕГИЧЕСКОГО КОМАНДНО-ШТАБНОГО УЧЕНИЯ "ЗАПАД-77"
МОСКВА, 1977


--------------------------------------------------------------------------------

ДОКЛАД
начальника Штаба руководства — начальника
Генерального штаба Вооруженных Сил СССР
Маршала Советского Союза Огаркова Н. В.
Товарищи министры обороны!

Товарищи генералы, адмиралы и офицеры!

Оперативно-стратегическое командно-штабное учение на местности со средствами связи «Запад-77», проведенное под руководством Министра обороны СССР Маршала Советского Союза товарища Устинова Дмитрия Федоровича, является наиболее важным из всех совместных мероприятий оперативной подготовки союзных армий за последние 15 лет.

Это учение как по составу участников, так и по характеру решаемых задач имело оперативно-стратегический характер. Оно не только способствовало повышению навыков командующих, штабов и политорганов в решении учебных задач, но и позволило проверить ряд положений действующих уставов и наставлений, исследовать некоторые новые вопросы оперативного искусства.

Проведенное учение имело три характерные особенности.

Во-первых. Учение отличалось большим пространственным размахом. Командующие и штабы союзных армий работали на местности с реальным перемещением полевых пунктов управления и узлов связи на большие расстояния и с отработкой учебных вопросов в течение всего учения в реальном масштабе времени методом «час за час».

Во-вторых. Оно проводилось на учебном оперативно-стратегическом фоне, в основу которого был положен один из возможных вариантов совместных действий вооруженных сил государств — участников Варшавского Договора по отражению агрессии на Западном ТВД, и в то же время при

7


--------------------------------------------------------------------------------

значительно измененном реальном боевом составе и исходном положений сторон. Это было сделано преднамеренно для того, чтобы командующие и штабы отошли от действий по реальным планам и проявляли больше творчества и инициативы в поиске лучших способов решения сложных оперативных задач.

В-третьих. Впервые в практике наших совместных мероприятий мы детально изучали такую форму боевого применения вооруженных сил, как стратегическая операция на континентальном ТВД с участием в ней группировок войск коалиционного состава и созданием Главнокомандования на театре, роль которого выполнял Штаб руководства. Это не исключает, однако, что штаб Главнокомандования войсками на ТВД может быть в будущем и в роли обучаемого.

В ходе учения мы отрабатывали почти все формы и способы боевого применения оперативных объединений: отражение вторжения противника и ведение обороны с нанесением армейских и фронтовых контрударов; осуществление перегруппировок войск на большое расстояние и ввод их в сражение; проведение воздушных и противовоздушных операций; ведение боевых действий по завоеванию господства в воздухе и на море; развитие наступления с применением обычного и ядерного оружия и многие другие вопросы. Все это способствовало дальнейшему боевому слаживанию высших штабов братских армий и повышению их оперативной выучки и боевой готовности.

Конечно, по результатам проведенного учения сейчас еще трудно сделать окончательные выводы и конкретные рекомендации. Многие вопросы, которые мы изучали, являются сложными и требуют дополнительной проверки и исследования на других мероприятиях оперативной подготовки братских армий. Поэтому сегодня при рассмотрении хода учения и подведении его итогов, как отметил в своем вступительном слове руководитель учения, мы можем высказать предварительные выводы и соображения лишь по некоторым из этих вопросов.

I. ЗАМЫСЕЛ И ПЛАН ПРОВЕДЕНИЯ УЧЕНИЯ
Тема учения: «Развертывание группировок вооруженных сил на Западном ТВД, отражение вторжения противника, ввод в сражение оперативных резервов. Развитие наступления в условиях применения ядерного оружия».

8


--------------------------------------------------------------------------------

Учебными целями на учении ставились:

- дать практику командующим и штабам в принятии решений, планировании и управлении войсками при подготовке и проведении операций и перегруппировок войск;

- совершенствовать способы организации взаимодействия между фронтами, видами Вооруженных Сил и между союзными войсками;

- проверить существующую систему управления войсками на западном направлении с целью выработки рекомендаций по ее дальнейшему совершенствованию.

К участию в учении привлекались:

- оперативные группы генеральных штабов ВП, ЧНА и Главного штаба ННА ГДР;

- пять полевых управлений фронтов (фронтовое управление Войска Польского, управление Западного военного округа чехословацкой Народной армии, ГСВГ, БВО, ПрикВО), управление Балтийского флота с оперативными группами ВМФ ПНР и НВМФ ГДР;

- управления трех отдельных армий (3 округ ННА ГДР, СГВ и ЦГВ);

- пятнадцать управлений общевойсковых, танковых, воздушных армий, ракетных объединений и армий ПВО.

В учении принимали также участие штабы гражданской обороны западных областей Украины и Белоруссии и оперативные группы управлений БВО и ПрикВО.

В роли старших посредников при фронтах, армиях и БФ выступали заместители главнокомандующих СВ и ВМФ, командующие войсками ПрибВО и КВО со своими оперативными группами, а также командующие армиями ряда западных военных округов.

Исходная обстановка (схема № 1) была создана на 31 мая, то есть за 3-4 суток до начала войны. Условная государственная граница между сторонами проходила по линии Росток - Лейпциг-Пльзень, в 100-150 км восточнее ее действительного положения.

«Западные» к этому времени закончили скрытое отмобилизование и под видом учений осуществляли оперативное развертывание своих войск и сил флота на Центрально-Европейском ТВД и в Атлантике. Всего на ЦЕ ТВД было развернуто: 85 дивизий и сосредоточено 3700 боевых самолетов и более 450 боевых кораблей.

В составе первого оперативного эшелона на территории ФРГ и Дании была сосредоточена сильная группировка: ди-

9


--------------------------------------------------------------------------------

визий — 60, танков — более 15000 и артиллерии — 9500 единиц, что составляло более 70% всех его сил и средств, развернутых на ЦЕ ТВД.

В резерве на ЦЕ ТВД «западные» имели 25 дивизий других стран НАТО.

«Восточные», установив подготовку «западных» к развязыванию войны, с 28 мая приступили к скрытому отмобилизованию и развертыванию своих войск и сил флота.

Имея, примерно, равное с «западными» количество сил и средств в своей группировке на Западном ТВД, «восточные» на 31 мая в первом эшелоне сосредоточили лишь около 40% своих войск. Остальные силы находились в глубине на расстоянии от 300 до 1200 км, а 45 А — на 1500 км от районов оперативного предназначения.

Таким образом, при общем почти равном соотношении сил «западные» создали полуторное превосходство над войсками первого оперативного эшелона «восточных» (2, 3 фронтов и 28 А), а на направлениях действий своих ударных группировок трех- и даже пятикратное превосходство.

В этой обстановке решением Верховного Главнокомандования Войско Польское, ГСВГ и Западный военный округ ЧНА были преобразованы соответственно в 1, 2 и 3 фронты; БВО и ПрикВО — в 4 и 5 фронты; СРВ, ЦГВ, 3 военный округ ННА ГДР — соответственно в 23, 28 и 9 армии, а Бф _ в Объединенный Балтийский флот с включением в его состав Сил ВМФ ПНР и НВМФ ГДР. Управление всей этой группировкой осуществлял главнокомандующий войсками на Западном ТВД со штабом в г. Легница (ПНР).

С учетом складывающейся обстановки стороны планировали (схема № 2):

«Западные», проведя под видом подготовки к крупному стратегическому учению развертывание своих оперативных группировок, планировали внезапными мощными рассекающими ударами на широком фронте до подхода оперативных резервов «восточных» разгромить противостоящие войска 2, 3 фронтов и 28 А и, развивая наступление, к исходу шестых-седьмых суток овладеть территорией ГДР и западными районами Чехословакии и Польши. Одновременно ударами авиации, действиями воздушных десантов и диверсионно-разведывательных групп не допустить выдвижения в район боевых действий фронтов второго эшелона «восточных». В дальнейшем, нарастив силы за счет ввода в сражение оперативных резервов, ударами двух основных группировок

10


--------------------------------------------------------------------------------

из района западнее Гданьск и из района западнее Ливица в общем направлении на Брест и частью сил на Калининград и на Львов, разгромить во встречных сражениях выдвигающиеся оперативные резервы «восточных» и выйти к западным границам Советского Союза.

«Восточные» к 31.5 завершили отмобилизование своих войск и сил флота и с целью срыва агрессии приступили к их оперативному развертыванию с выдвижением основных группировок 4 и 5 фронтов в западные районы Польши и Чехословакии.

Планом «восточных» предусматривалось отразить удары «западных», а затем вводом в сражение подошедших резервных фронтов и армий захватить инициативу, разгромить вторгшиеся на их территорию группировки первого оперативного эшелона войск «западных» и перейти в контрнаступление.

В дальнейшем нанести поражение выдвигающимся и вновь формируемым оперативным резервам противника и завершить разгром агрессора на его территории.

В соответствии с этими замыслами сторон учение было спланировано и проведено в три этапа.

Первый этап — планирование отражения вторжения противника, развертывания сил флота, перегруппировки войск на ТВД — 2—3 суток.

Второй этап — ведение боевых действий по отражению вторжения противника, выдвижение на ТВД и ввод в сражение фронтов второго эшелона — 3 суток.

Третий этап — переход.в наступление и развитие успеха с применением ядерного оружия — 2 суток.

II. ПЕРВЫЙ ЭТАП УЧЕНИЯ
Он начался 31 мая, когда командующим и штабам, участвовавшим в учении, были вручены оперативные директивы:

— 2, 3 фронтам и 28 А — на отражение вторжения противника;

— 1, 4, 5 фронтам, 9 и 23 А — на осуществление перегруппировок в исходные районы для ввода в сражение;

— копии директив 1, 3 фронтам, 9 армии, ОБФ, а также информация о предстоящих перегруппировках 4 и 5 фронтов были доведены до оперативных групп соответствующих генеральных штабов ВП, ЧНА и Главного штаба ННА ГДР, участвующих в учении.

11


--------------------------------------------------------------------------------

С получением директив командующие и штабы приступили к планированию отражения вторжения и перегруппировки войск в сложной обстановке угрожаемого периода.

Работа командующих и штабов по планированию операций и перегруппировок войск осуществлялась в рамках единой стратегической операции на театре военных действий.

В ходе учения планирование стратегической операции на театре (проводилось Штабом руководства, который выступал в роли штаба главнокомандующего войсками на Западном ТВД. Это было сделано для того, чтобы объединить усилия всех сил и средств, участвующих в операции общим замыслом, обеспечить четкое взаимодействие между ними и единое руководство.

Как известно, вопрос о координации усилий войск в операциях групп фронтов возник еще в годы Великой Отечественной войны. Для этого Верховное Главнокомандование направляло в войска представителей Ставки, которые (особенно в III периоде Великой Отечественной войны) не только координировали, но и непосредственно руководили действиями фронтов и флотов. Эта практика получила дальнейшее развитие при проведении операций по разгрому квантунской-армии в 1945 г., когда для управления фронтами, силами флота и авиацией на Дальнем Востоке было создано Главное Командование с соответствующим штабом.

Современная стратегическая операция на ТВД больше по масштабам и значительно сложнее, чем операция группы фронтов в минувшей войне. Поэтому одной из учебных задач на этом учении предполагалось более предметно изучить вопрос о возможности и целесообразности создания таких командований на ТВД.

В соответствии с директивой главнокомандующего войсками на Западном ТВД 2, 3 фронтам и 28 А была поставлена задача: отразить вторжение противника, нанести ему поражение и быть в готовности к участию в стратегической операции на ТВД.

В целом планирование отражения вторжения противника отвечало сложившейся обстановке. Командующие объединениями первого эшелона считали, что противник сосредоточит основные усилия: в полосе 2 фронта — на берлинском направлении; в полосе 28 А — севернее Прага; перед 3 фронтом — южнее Прага, и в соответствии с этим планировали боевые действия (схема № 3).

В 3 фронте и 28 А предусматривалось создание глубоко эшелонированной обороны с развитой системой оборонитель-

12


--------------------------------------------------------------------------------

ных рубежей и позиций. Во 2 фронте система обороны и замысел действий войск фронта по отражению вторжения противника были выражены недостаточно четко.

Оперативное построение войск во всех объединениях (2, 3 фронты, 28 А) было в два эшелона. При этом до 50%, а во

2 фронте — 60% сил, преимущественно танковые дивизии, сосредоточивались в глубине — в составе вторых эшелонов армий и фронтов — для нанесения контрударов.

Перед первым оборонительным рубежом 2, 3 фронтов и 28 А создавалась полоса обеспечения глубиной до 20—30 км, которая во 2 фронте и 28 А оборонялась усиленными мсп — передовыми отрядами от дивизий первого эшелона, а в 3 фронте (в полосе 120 км) —силами двух мсд и двух отдельных полков.

Таким образом, командующие фронтами и 28 А предусматривали ведение активной обороны и готовили войска к переходу в наступление после отражения вторжения противника. Такой способ разгрома вторгшихся войск агрессора на западном направлении следует признать целесообразным.

Вместе с тем в полевых управлениях фронтов и армий при планировании оборонительных действий первоначально были допущены ошибки.

В чем заключались эти ошибки?

Прежде всего в том, что, располагая большими возможностями, командующие объединениями выделяли мало сил для обороны первого оборонительного рубежа, особенно на ожидаемых направлениях главного удара «западных». Так, во 2 фронте в полосе более 400 км на первом рубеже оборонялось 8 дивизий. При этом усилия дивизий первого эшелона были распределены почти равномерно по всей полосе обороны. Массирование сил и средств на опасных направлениях в должной мере не обеспечивалось. Между соединениями допускались большие, никем не прикрытые разрывы, в том числе и на направлении предполагаемого главного удара противника, открывающие путь к Берлину.

В дивизиях первого эшелона 2 фронта были созданы слабые плотности противотанковых средств, хотя в целом фронт располагал большими противотанковыми возможностями. В начале планирования были допущены некоторые просчеты и в организации прикрытия государственной границы.

Видимо, следовало обратить большее внимание на состав выделяемых войск прикрытия, а также на способы их действий и огневой поддержки.

13


--------------------------------------------------------------------------------

Командующий и штаб 28 А не приняли необходимых мер к массированию сил и средств на направлении главного удара «западных». Планируемый армией контрудар нацеливал войска второго эшелона, по существу, на лобовой удар по 7 ак США.

Штаб 3 фронта первоначально недостаточно внимания уделял организации взаимодействия с соседом справа — 28 А. что привело к несогласованности при планировании контрударов.

В последующем полевые управления фронтов и 28 А отмеченные недостатки в основном устранили.

Первоочередной задачей штабов в угрожаемый период являлось усиление разведки. В этот период командующие и штабы обязаны были любой ценой вскрыть намерения противника, степень наращивания его группировок на суше и море, определить сроки и порядок их оперативного развертывания, уточнить расположение и координаты всех важных объектов для их поражения, определить время возможного нападения. Все это требовало конкретного планирования и организованного использования всех сил и средств разведки.

В целом штабы фронтов и армий с этой задачей справились. С началом возникновения непосредственной угрозы нападения агрессора была усилена радио-, радиотехническая и специальная разведка. Воздушная разведка велась фронтами, флотом и дальней авиацией без нарушения государственной границы. Была организована воздушная разведка в Северном море в интересах ОБФ.

Осуществляя разведку и оценку противника, штабы фронтов и флота в целом правильно определили его состав, группировку войск (сил) и намерения. Однако выводы о противнике нередко были общими, неконкретными, а иногда н ошибочными. В ходе учения мы убедились, что не все командующие и штабы овладели искусством анализа данных о противнике. А ведь это главное в оценке противника. Некоторые офицеры слабо знают сильные и слабые стороны нашего вероятного противника (2 и 4 фронты), признаки подготовки его к нападению. Командование одного из фронтов (3 Ф) не придало должного значения определению сроков возможного нападения противника и первоначально приняло решение развернуть войска первого эшелона в исходных районах только к 2.00 3 июня, то есть фактически лишь за 2 часа до начала нападения противника. В дальнейшем, проведя глубокий анализ данных о противнике, командование фронтом обеспечило своевременное занятие назначенных районов и изготовило войска к отражению агрессии.

14


--------------------------------------------------------------------------------

Анализируя решения командующих армиями, необходимо отметить, что все они в основном отвечали сложившейся обстановке. Характерным для всех командующих армиями было стремление к активной обороне и созданию развитой, глубоко эшелонированной системы оборонительных рубежей, позиций и особенно заграждений. При этом широко использовались противотанковые резервы и подвижные отряды заграждения, в том числе и на вертолетах. Наиболее полно эта задача решалась в 28 А.

Решения командующих отдельными армиями ПВО страны в целом были обоснованными и обеспечивали выполнение поставленных задач. Однако штабы армий мало занимались подготовкой необходимых расчетов для обоснования предложений по решению. В 14 ОА ПВО нечетко были сформулированы замысел операции и способы решения боевых задач. Руководящий состав 5 армии ПВО не полностью отработал вопросы планирования противовоздушной операции, особенно методику качественной оценки возможностей воздушного противника.

О решении командующего ОБФ (схема № 4).

Перед Объединенным Балтийским флотом был поставлен ряд важных задач: завоевать и удержать господство на море, уничтожить основные авианосные ударные и корабельные группы «западных», нарушить их морские перевозки, содействовать войскам 1 фронта в захвате проливной зоны и ведению боевых действий на приморских направлениях.

Решение этих задач было спланировано своевременно и достаточно полно. В то же время при планировании боевых действий в работе командующего и штаба были допущены некоторые недостатки.

Первоначально имело место равномерное распределение сил по задачам без создания необходимого превосходства на главном направлении. Без должного обоснования оценивались возможности тактической авиации «западных». Недооценивалась сложность минной обстановки в проливной зоне. Возможности своих тральных сил завышались. Особенно слабо на первом этапе решались вопросы взаимодействия флота с 1 и 2 фронтами. Вопросы взаимодействия с приморским фронтом и планирования морской десантной операции штаб флота первоначально пытался полностью переложить на свою оперативную группу при штабе 1 фронта, что нельзя признать правильным. Штаб ОБФ также явно недостаточно, чисто теоретически, занимался вопросами организации радиоэлектронной борьбы.

15


--------------------------------------------------------------------------------

Планирование перегруппировок войск на значительное расстояние.

Войскам 1 фронта предстояло совершить выдвижение на расстояние от 300 до 430 км, 4 и 5 фронтам — 800—1200 км, а включая 45 А — до 1500 км.

В целом планирование перегруппировок войск было целесообразным, обоснованным и отвечало поставленным задачам.

В каждом фронте для обеспечения организованного выдвижения войск создавался эшелон обеспечения, который включал соединения и части прикрытия, инженерные, химические, наземный эшелон воздушных армий, части и учреждения передового эшелона тыла фронта.

Главные силы каждого фронта выдвигались двумя эшелонами по 8—10 маршрутам. Среднесуточный переход войск в среднем составлял 250—300 км. Для обеспечения скрытности перегруппировки войск их выдвижение и сосредоточение в районах отдыха осуществлялось преимущественно в темное время суток.

Учитывая, что 4 и 5 фронты выдвигались по территории ПНР, ЧССР и ГДР, их штабы уделяли большое внимание согласованию с оперативными группами генеральных штабов ВП, ЧНА и Главного штаба ННА ГДР, а также с командованием 1 и 3 фронтов и практическому решению вопросов обеспечения перегруппировки, особенно по преодолению барьерных рубежей и тыловому обеспечению.

Оперативные группы генеральных (главного) штабов союзных армий проделали также большую работу по техническому прикрытию автомобильных и железных дорог, развертыванию временных перегрузочных районов и подготовке складов к массовой выдаче ГСМ. Особо следует отметить напряженную и плодотворную работу по реальному обеспечению перегруппировки штабов 1, 4 и 5 фронтов, проделанную оперативной группой Генерального штаба Войска Польского во главе с начальником Генерального штаба генералом брони Ф. Сивицким.

Вместе с тем у нас есть некоторые замечания и пожелания по планированию перегруппировок.

Командующие и штабы, фронтов, особенно полевое управление 4 фронта, при планировании перегруппировки войск не полностью решили задачу организованного и своевременного перебазирования воздушных армий, их материально-технических средств и сил обеспечения в новые районы. Не учитыва-

16


--------------------------------------------------------------------------------

лось, что сразу же после перегруппировки они должны принять участие в воздушной операции и обеспечении прикрытия войск фронтов при завершении ими выдвижения и сосредоточения.

При планировании перегруппировки штабы фронтов недооценили возможности противника, особенно его авиации, по нанесению ударов по выдвигающимся войскам. Явно недостаточно было выделено сил и средств ПВО для прикрытия переправ через реки Висла и Одер.

Некоторые штабы объединений на этом этапе расчеты на перегруппировку проводили неконкретно, определение глубины суточных переходов и средних скоростей движения колонн носило сугубо общий, ориентировочный характер. Расчеты на вытягивание колонн к госгранице, как правило, не производились, распоряжения войскам, особенно в 'первый день, своевременно не отдавались, что приводило к задержкам выхода войск на предназначенные для них маршруты и к неорганизованности.

Одним из серьезных недостатков следует считать и то, что в 4 и 5 фронтах не были достаточно глубоко продуманы и полностью решены вопросы дозаправки техники и пополнения запасов горючего в ходе перегруппировки в условиях возможного активного воздействия противника по войскам фронта.

Анализируя работу штабов фронтов нельзя не отметить, что они, к сожалению, еще слабо контролируют своевременное выполнение отданных войскам распоряжений. Так, штаб 5 фронта отдал распоряжение штабу 18 А о возвращении к утру 31.5 161 мсд в назначенный ей район сосредоточения. Но, отдав распоряжение, штаб фронта не проконтролировал его исполнение, в результате чего штаб армии это распоряжение передал командиру дивизии только через 10 часов, то есть в тот момент, когда 161 мсд уже должна была быть в назначенном районе. И таких примеров, к сожалению, немало.

Об организации управления выдвигающимися войсками (схема № 5). Наиболее целесообразно управление выдвижением войск было организовано в 4 фронте. До начала выдвижения КП фронта «аходился в районе Пружаны. Здесь же располагался запасный командный пункт, на котором находилось 20% штатного состава управления фронта. С началом выдвижения войск решением командующего запасный командный пункт с 20% оперативного состава одновременно с эшелоном обеспечения был выдвинут и к 2.00 2.6 развернут в районе первой дневки — Скерневицы.

17


--------------------------------------------------------------------------------

Утром 2.6, когда войска в течение ночи совершили первый переход и головы их колонн вышли на линию запасного командного пункта, туда перебазировался на вертолетах и самолетах командующий войсками фронта с 60% оперативного состава. Это позволило уже к 9.00 2.6 на базе ЗКП развернуть КП фронта и осуществлять с него управление войсками. После того, как оперативный состав во главе с командующим покинул КП в районе Пружаны, на нем осталось примерно 20% оперативного состава. Таким образом, бывший командный пункт стал запасным и начал сразу же перемещение на 800 км в район Свентошув, где в 13.40 3.6 и развернулся как ЗКП фронта.

В последующем, после совершения второго и третьего суточных переходов, в этот район переместился командующий войсками фронта с основным оперативным составом. С его прибытием на базе ЗКП развернулся КП фронта, а командный пункт в районе Скерневице после убытия командующего стал запасным и начал перемещение в район следующей дневки на кенигсбрюкский полигон.

Примерно таким же порядком было организовано перемещение пунктов управления и в 1 фронте.

В 5 фронте перемещение пунктов управления было организовано иначе. Командный и тыловой пункты управления фронта первоначально размещались на стационарных защищенных объектах. Подвижные пункты управления (КП, ЗКП и ТПУ) находились в готовности к выдвижению, а затем, согласно принятому решению, были перемещены со средствами связи одной колонной в район Рыбник. После их развертывания и установления связей командующий войсками фронта с основным оперативным составом перелетел на подвижный командный пункт. С его прибытием туда запасный командный пункт начал перемещение в новый район.

Мы полагаем, что такой вариант тоже возможен. Но нельзя, видимо, считать правильным, когда все пункты управления перемещаются в новый район одной колонной, тем более на большие расстояния до 800 км. Это может привести к одновременному выходу из строя всех пунктов управления фронта.

Нам представляется, что организация перемещения пунктов управления в 4 и 1 фронтах была более целесообразной.

Вместе с тем следует отметить, что штаб 4 фронта при перегруппировке недостаточно оперативно осуществлял сбор данных обстановки и имел мало информации о впереди действующих войсках и соседях.

18


--------------------------------------------------------------------------------

К недостаткам в организации управления выдвигающимися войсками следует отнести и длительные сроки установления связи между КП и ЗКП фронтов, а также с КП армий после их перемещения, особенно в 4 фронте, что приводило к временной потере связи (КП 4 фронта с КП 32 А на 2,5 часа).

Связь в ходе выдвижения в целом обеспечивала, управление войсками. Предварительная проработка и своевременное согласование вопросов использования каналов национальных сетей связи позволили повысить устойчивость связи.

Однако в этом важном вопросе также есть определенные недостатки, которые требуют наших совместных решений.

О методах работы полевых управлений на первом этапе учения. В условиях ограниченного времени командующие и .штабы правильно .построили свою работу по принятию решений, планированию операций и перегруппировок. Известно, что в работе органов управления могут применяться различные методы: заблаговременный, последовательный и параллельный. Однако в данной обстановке, при весьма ограниченном времени на организацию операций и перегруппировок, наиболее правильным был метод параллельной работы.

Этот метод значительно экономит время и позволяет всю работу по принятию решений, планированию операций, а также по организации взаимодействия и подготовки войск к боевым действиям осуществлять почти одновременно (с небольшим уступом) во всех звеньях управления сверху донизу на основе полученных предварительных распоряжений вышестоящего начальника, отдаваемых сразу же после определения замысла операции или перегруппировки.

Конечно, в других условиях обстановки в работе органов управления могут, разумеется, применяться и другие методы — последовательный и заблаговременный. Вы их хорошо знаете.

Многие штабы достаточно уверенно используют параллельный метод работы. Временные показатели работы штабов по планированию и доведению задач до войск по этому методу на нашем учении показаны на таблице № 6. На выработку замысла затрачивалось в среднем 1,5—2 часа. Решения командующими войсками фронтов и флотом были приняты через 5—8 часов после получения директивы. После чего на доведение задач до войск уходило от 1 до 2 часов, а в от-дельных случаях задачи до армий доводились в течение 4—6 часов (2 фронта до 9 ТА — 5 часов 35 минут). Плани-

19


--------------------------------------------------------------------------------

рование перегруппировок войск было проведено: штабом 1 фронта — за 19 часов, штабами 4 и 5 фронтов — за 22 часа. Штабы 2 и 3 фронтов на планирование отражения вторжения противника затратили 24 часа.

3 целом на планирование боевых действий и перегруппировок полевые управления фронтов на учении в среднем затрачивали не более суток. Это время является приемлемым и реальным. Его можно считать показателем хорошей работы штабов.

Однако в отдельных штабах, особенно 2 фронта, качество планирования не всегда отвечало предъявляемым требованиям, В этой связи хотелось бы напомнить, что рекомендации Генерального штаба по временным показателям в работе полевых управлений по планированию операции даны как ориентировочные. Их надо уточнять командующим и начальникам штабов в зависимости от уровня подготовки штабов, с учетом безусловного обеспечения высокого качества планирования предстоящих операций.

Во всех случаях на определение замысла операции и перегруппировки надо отводить времени столько, сколько это необходимо для обоснованного решения основных вопросов организации операции. При этом главное заключается в том, что выработка его должна проводиться командующим лично. Я подчеркиваю, лично, с помощью своих ближайших помощников. Если замысел начинает вырабатываться методом — «вот наша задача, подготовьте мне предложения» — ничего из такого метода не получится. Ибо в основе выработки замысла лежит именно личная работа командующего с помощью начальника штаба и своих ближайших помощников в рабочей (товарищеской) обстановке.

В завершение первого этапа учения руководством была наращена обстановка и отработано выдвижение и развертывание войск «западных» в приграничной полосе для вторжения.

Это обусловливалось тем, что «западные», установив выдвижение наших резервных фронтов, которые в ночь с 1 на 2 июня практически пересекли госграницу Польши и Чехословакии, и, используя готовность своих войск к вторжению, решили на сутки раньше — с утра 3.6 начать военные действия с целью разгрома основных группировок 2 и 3 фронтов еще до подхода наших оперативных резервов.

20


--------------------------------------------------------------------------------

С 21,00 2.6 до 4.00 3.6 войска Северной и Центральной групп армий «западных» осуществляли • выдвижение и развертывание своих войск и сил флота к государственной границе «восточных».

III. ВТОРОЙ ЭТАП УЧЕНИЯ — ВЕДЕНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ПО ОТРАЖЕНИЮ ВТОРЖЕНИЯ ПРОТИВНИКА И ВЫДВИЖЕНИЕ РЕЗЕРВНЫХ ФРОНТОВ. ВВОД В СРАЖЕНИЕ ФРОНТОВ ВТОРОГО ЭШЕЛОНА
В 4.00 3.6 «западные» провели внезапный мощный огневой налет по войскам прикрытия 2, 3 фронтов и 28 А и в 4.20 перешли в наступление и вторглись на территорию ГДР и ЧССР, развязав войну. Одновременно начали массированный авиационный налет, применив в нем более 1200 самолетов тактической и палубной авиации. Из них более 600 самолетов нанесли удары по войскам и аэродромам первого оперативного эшелона «восточных». Остальная авиация действовала по резервам, выдвигающимся фронтам и тыловым объектам. Розыгрыш боевых действий в приграничном сражении осуществлялся до 8.00 3.6.

В этот период войска и силы флота «восточных» отражали вторжение •противника и массированный налет его авиации.

При отработке этого учебного вопроса некоторые командующие и штабы армий и фронтов допускали немало условностей и в ряде случаев слабо реагировали на изменения обстановки, не показав высокой оперативности в сборе данных и анализе обстановки и принятии соответствующих мер в ходе развития приграничного сражения.

В угрожаемый период важное значение имеет определение времени начала войны и своевременное реагирование на это, в том числе путем смены КП, позиционных районов и районов сосредоточения войск. Так, например, командующий 28 А, определив, что возможный срок нападения противника — 3.6, за сутки до вторжения, то есть 2 июня, попросил разрешения и сменил район расположения командного пункта. Он поступил, безусловно, правильно и своевременно.

В то же время многие этого не сделали. В результате противник, располагая данными о районах размещения пунк-

21


--------------------------------------------------------------------------------

тов управления, нацелил для их уничтожения вертолетные десанты, диверсионные группы и удары авиации, что и случилось, например, с КП 2 фронта. В 8.00 3.6 противник совершил на него нападение, нарушил управление и вынудил командующего фронтом срочно сменить КП, передав управление войсками фронта (на время перемещения) на ЗКП.

В 10.00 3.6 после отработки учебного вопроса по отражению вторжения противника был дан оперативный скачок на двое суток — обстановка к 10.00 5.6.

По содержанию этого скачка «западные» в течение про-шедших двух суток вторглись на территорию ГДР и ЧССР на щецинском, берлинском, дрезденском и пражском направлениях и потеснили войска «восточных» на глубину 60—80 км. Они пытались рассечь и разгромить по частям группировки 2, 3 фронтов и 28 А, до подхода резервных фронтов выйти на восточный берег р. Одер и одновременно сорвать организованное выдвижение войск 4 и 5 фронтов.

В этих условиях «восточные» сосредоточивали свои основные усилия на том, чтобы силами первого оперативного эшелона не допустить развития успеха противником, ослабить его ракетно-ядерную .и авиационную группировки и одновременно обеспечить быстрейшее завершение (перегруппировки резервных фронтов и ввод их в сражение.

Однако положение фронтов первого эшелона «восточных» было довольно сложным. В армиях 2 и 3 фронтов вторые эшелоны были введены в сражение и фронты располагали ограниченными резервами. Из трех фронтов, выдвигавшихся ,на ТВД, к этому времени лишь войска 1 фронта завершили сосредоточение в назначенном районе. 4 фронт находился в суточном переходе от конечного :района сосредоточения, а 5 фронт был задержан массированными ударами авиации и действиями диверсионно-разведывательных /групп в предгорьях Судет и Западных Карпат.

В этой обстановке главнокомандующий на ТВД поставил задачи:

— 1 фронту — принять в свой состав 7 ак ННА ГДР с занимаемой полосой обороны, войти в сражение на ютландском направлении и во взаимодействии со 2 фронтом нанести поражение СГА .противника. Одновременно совместно с ОБФ провести морскую десантную операцию с целью овладения проливной зоной и, развивая наступление, овладеть Ютландским полуостровом. В интересах решения этой зада-

22


--------------------------------------------------------------------------------

чи предусматривалась высадка на острова проливной зоны воздушно-десантной дивизии;

— 2 и 3 фронтам —.нанести поражение противостоящему противнику и совместно с 1 и 4 фронтами перейти в .наступление. В их состав из резерва передавались 23 и 28 А соответственно;

— 4 фронту — ускорить выдвижение и войти в сражение на эйзенахеком направлении. Ему переподчинялась 9 А ННА ГДР из состава 2 фронта, а с вводом в сражение — и 10 А также из состава 2 фронта. 11 ТА выводилась в резерв ГК на ТВД;

— 5 фронту — принять необходимые меры по скорейшему преодолению Судетских гор, Западных Карпат и продолжать выдвижение в район восточнее Прага.

Решения командующих фронтами первого эшелона сводились в основном к тому, чтобы контрударами нанести поражение главным группировкам противника, не допустить их дальнейшего продвижения и обеспечить ввод в сражение резервных фронтов.

Командующий войсками 1 фронта с целью воспрещения продвижения противника .к р. Одер и обеспечения ввода в сражение главных сил фронта в 18.30 5.6 выдвинул две ди-визии на щецинское направление и ввел их в сражение, что в создавшейся обстановке было своевременным и, безусловно, правильным.

Командующий войсками 2 фронта решил с утра 6.6 нанести .контрудар на магдебургском направлении силами 22 А во фланг берлинской группировки противника. Одновременно на дрезденском направлении по флангам 5 ак США наносился удар по сходящимся направлениям силами 3 ТА и 10 А. Всего во фронтовом контрударе участвовало 6 дивизии, из них три танковые. Такое решение полностью соответствовало сложившейся обстановке.

Решением командующего войсками 3 фронта также предусматривалось нанесение контрудара на пльзенском направлении силами второго эшелона фронта — 5 А с целью рассечения ударной группировки противника (2 и 8 ак ФРГ) я выхода на государственную границу. Для контрудара фронт одновременно привлекал часть сил 4 .и 7 А; всего семь дивизий, из них пять танковых.

На направлениях фронтовых контрударов командующие войсками массированно использовали фронтовую, армейскую

23


--------------------------------------------------------------------------------

авиацию, артиллерию, стремились решительными действиями нанести поражение противнику и создать условия для развития наступления. В этой связи нельзя не сказать о решения командующего 10 А, который распылил свои силы, так как одновременно пытался решить три задачи — не допустить окружения армии, деблокировать 38 мсд и уничтожить воздушный десант противника.

При отражении нападения «западных» остро встал вопрос о повышении эффективности борьбы с прорвавшимися тан-ковыми группировками. Большая роль в этом принадлежит подвижным противотанковым резервам, и особенно таким средствам, как боевые вертолеты. Армейская авиация способна нанести серьезное поражение танковым группировкам, но это во многом зависит от организации управления авиацией. Существующая система управления, как показал опыт учений, пока еще остается несовершенной, на вызов вертолетов затрачивалось много времени. Подчинение армейской авиации одновременно командующему воздушной армией и командующему общевойсковой (танковой) армией усложняет управление. Видимо, необходимо более глубоко изучить этот важный вопрос и в ближайшие годы решить его. Есть различные мнения и предложения по этой проблеме. Одно из них, например, сводится к тому, чтобы во фронте (военном округе) вместо командующего воздушной армией иметь командующего ВВС фронта — заместителя командующего войсками фронта по авиации со своим штабом, как это имеет место по руководству ракетными войсками и артиллерией со стороны начальника и штаба РВ и А фронта. В общевойсковых и танковых армиях имеющиеся ЦБУ предлагается сделать штатными этих армий с наличием в их составе нескольких ГБУ для работы совместно со штабами танковых и мотострелковых дивизий. Есть и другие предложения. Следует, видимо, обобщить эти предложения и практически проверить целесообразность их, переведя на опытную организацию с учетом этих предложений 1 — 2 военных округа.

В обстановке, сложившейся 5 июня для «восточных», особое значение имел своевременный ввод в сражение фронтов второго эшелона с одновременным переходом войск 2 и 3 фронтов в наступление (схема № 7).

Первым из фронтов второго эшелона в сражение был введен 1 фронт.

Решением командующего 1 фронтом ввод главных сил был осуществлен последовательно (5.6 в 18.30 — две дивизии я 6.6 в 20.00 — еще две дивизии). Такой порядок ввода глав-

24


--------------------------------------------------------------------------------

ных сил 2 и 3 А не вызывался острой необходимостью и, по всей вероятности, не мог в короткие сроки дать ощутимых результатов.

С утра третьего дня операции (8 июня) 1 фронт во взаимодействии с ОБФ планировал осуществить комбинированную десантную операцию с высадкой на остров Зеландия морской десантной, механизированной и воздушно-десантной дивизий.

К сожалению, в начальной стадии ее подготовки не было тесного взаимодействия штабов 1 фронта и ОБФ. Один из главных вопросов — организация единого централизованного руководства десантной операцией и четкого взаимодействия всех разнородных сил решен не был. Было стремление руководства фронта и флота решать свои задачи самостоятельно, без должного согласования и увязки. Это, конечно, неправильно.

Морская десантная операция, да еще комбинированная — это один из наиболее сложных видов операций. Такой операцией должен руководить командующий войсками фронта лично. Его заместителями на период подготовки и ведения десантной операции становятся, как правило, по ВМФ — командующий или заместитель командующего флотом и по ВВС — командующий воздушной армией фронта. Только в этом случае может быть достигнуто полное взаимопонимание при выполнении поставленных задач.

При всем этом должно быть четкое распределение функциональных обязанностей между командиром 'высадки и командиром десанта при переходе морем, при высадке и при бое на побережье. Не может быть такого положения, когда каждая группа сил, участвующая в такой операции, действует по каким-то своим самостоятельным планам.

Пока десант осуществляет погрузку техники и посадку личного состава на транспорты и десантные корабли, управление корабельными, воздушными силами и десантом должно осуществляться с берега командующим этой операцией.

В последующем, на переходе морем и с подходом десанта к районам высадки и перегрузки с транспортов на десантные высадочные средства до высадки на берег, непосредственное управление авиацией и действиями корабельных групп должен осуществлять командир сил высадки. Он в этот момент становится главной, решающей фигурой.

С началом высадки, переходом части морского десанта на берег или с началом захвата (плацдарма решающей фигурой

25


--------------------------------------------------------------------------------

становятся командир десанта и все поддерживающие силы должны выполнять его указания и распоряжения, разумеется, при общем руководстве командующего десантной операцией с КП, остающегося на берегу.

При всем этом должно быть исключительно четко организовано взаимодействие, расписано до минутам, когда, в какое время, кто начинает, по каким объектам наносит удары, когда действия одних сил сменяются действиями других сил. Каждая минута должна быть расписана. Причем авиатор должен знать в этот момент действия корабельной артиллерии, а моряк должен знать действия авиации. Командир десанта и командир высадки должны знать, естественно, действия тех и других сил. К сожалению, такой тщательной отработки всех вопросов взаимодействия, когда руководитель учения заслушивал решения командующих 1 фронтом и ОБФ на десантную операцию, доложено не было.

В этой связи руководитель учения дал указание доработать вопросы организации и проведения такой десантной операции.

В последующем по замечаниям руководителя учения все это командующими 1 фронтом и ОБФ и их штабами было доработано и десантная операция была проведена в установленное время.

В решении командующего войсками 4 фронта на ввод войск в сражение предусматривалось ударом главных сил — 32 А и 9 А ННА ГДР по сходящимся направлениям в обход г. Лейпциг, во взаимодействии со 2 фронтом рассечь противостоящую группировку противника, окружить и уничтожить силы 3 и 6 ак ФРГ. Силами 10 А нанести удар на Глаухау. В связи с этим решением главкома войск на ТВД 3 ТА в составе четырех дивизий была нередана из 2 фронта в состав войск 4 фронта.

Оперативное построение фронта планировалось иметь в 2 эшелона, В первом — 32 А, 3 ТА, 9 А ННА ГДР и 10 А; во втором эшелоне — 9 ТА. На направлении главного удара фронта выбрасывалась 109 вдд в район Фульда.

Второй эшелон фронта вводился в сражение для развития наступления в общем направлении на Саарбрюккен.

В целом это решение соответствовало сложившейся обстановке. Однако при планировании операции были допущены отдельные недостатки, о которых я скажу ниже.

Рассматривая решения командующих войсками фронтов и армий на развитие наступления, мы обратили внимание на

26


--------------------------------------------------------------------------------

то, что огневому обеспечению ввода в сражение и прорыва обороны противника, особенно подавлению и уничтожению его противотанковых средств, а также способам применения в бою БМП, уделяется недостаточное внимание. Лучше, обстоятельнее и конкретней этот вопрос решался при планировании в 28 А. Однако то многих армиях конкретной, детальной проработки огневого обеспечения прорыва обороны противника при развитии наступления и вводе в сражение, к сожалению, не было.

Коротко о развитии успеха в наступательной операции фронта.

На учении в целях развития успеха и воздействия на всю оперативную глубину противника на направлениях главных ударов 2 и 4 фронтов были высажены воздушные десанты силою вдд каждый. Однако фронтами не были использованы в полной мере имеющиеся возможности для наращивания усилий иа этих направлениях за счет более широкого применения тактических воздушных десантов, активного применения частей вертолетов огневой поддержки.

В настоящее время наши армии располагают высокоэффективными и мобильными воздушно-десантными войсками, десантно-штурмовымм соединениями, боевыми вертолетными частями армейской авиации. Значительно возросли огневые и ударные .возможности ракетных войск, авиации и артиллерии, увеличилась дальность и надежность огневого поражения противника. Все это позволяет наступающим войскам износить удары не только с фронта, но и одновременно активно действовать но всей тактической и оперативной глубине обороны противника путем «охвата по воздуху». Решительными действиями даже небольших десантов различного назначения можно сковать маневр противника, дезорганизовать управление и нанести ему серьезный ущерб.

«Охват по воздуху» весьма перспективная форма маневра, которая, на наш взгляд, может стать весьма характерной для фронтовых и армейских операций в ближайшем будущем. В этой связи, видимо, назрела необходимость рассмотреть вопрос о создании новых и совершенствовании организационной структуры существующих десантно-штурмовых соединений и частей.

Анализ работы полевых управлений объединений на втором этапе учения дает нам основание сказать, что самым узким местом в их работе оказались организация и поддержание непрерывного взаимодействия.

27


--------------------------------------------------------------------------------

По этим вопросам руководителем учения во всех фронтах отмечались существенные недостатки. Вот несколько примеров.

Планируя ввод войск в сражение, командующий я штаб 4 фронта в 0.50 7 июня изменяли рубеж вывода и направление наступления 32 А во взаимодействии с 9 А ННА ГДР фронта. Однако в 13.00 до 9 А ННА ГДР это доведено еще не было.

Район высадки 109 вдд был выбран в стороне от направления наступления 9 А, действовавшей на направлении главного удара фронта. При этом командующий 30 ВА не согласовал с ВТА вопросы обеспечения ее пролета через полосу фронта.

В 3 фронте при вводе в сражение 5 А для нанесения контрудара ей выделялся ресурс авиации, но не было предусмотрено выделение на КП этой армии центра боевого управления 7 ВА.

Штаб ОБФ не согласовал с 1 и 2 фронтами вопросы обеспечения пролета авиации флота через полосы этих фронтов.

Начальники войск ПВО 18, 23 -и 32 А мало занимались вопросами организации взаимодействия с войсками ПВО страны и союзных армий.

В практике нашей оперативной подготовки надо, видимо, значительно больше уделять внимания практической отработке вопросов организации и поддержания в ходе операции непрерывного взаимодействия, детально отрабатывать планы и таблицы взаимодействия, настойчиво учить командиров и штабы тщательно согласовывать действия всех сил и средств по целям, районам и рубежам и особенно по времени — по дням, часам и минутам. В этом — важнейшая составляющая успеха современной операции и боя.

В 20.00 5.6 (по оперативной обстановке — 7.6) обучаемым был вручен оперативный скачок на 3 суток — обстановка на 20.00 10.6 — восьмой день войны. Начался третий этап учения.

IV. ТРЕТИЙ ЭТАП УЧЕНИЯ - ПЕРЕХОД В НАСТУПЛЕНИЕ.
РАЗВИТИЕ УСПЕХА С ПРИМЕНЕНИЕМ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ
На восьмой день операции сложилась обстановка, когда «восточные», отразив вторжение противника, перешли в наступление (на гамбургском, ганноверском, франкфуртском,

28


--------------------------------------------------------------------------------

мюнхенском направлениях и за 3—4 суток продвинулись на 100—150 км. Одновременно продолжали успешно вести боевые действия по овладению Балтийской проливной зоной.

Только на пражском направлении положение «восточных» все еще продолжало оставаться сложным. Войска 3 фронта вели здесь тяжелые бои за Прагу.

В первом оперативном эшелоне «восточных» было развернуто четыре фронта (1, 2, 3 и 4). Всего 68 дивизий.

Во втором оперативном эшелоне находился 5 фронт, основные силы которого были сосредоточены восточнее Прага в готовности к вводу в сражение.

Резерв Главного Командования на западном направлении составляли 6 фронт и 11 ТА.

В целом обстановка для «восточных» складывалась благоприятно. Они овладели стратегической инициативой, фактически рассекли группировку «западных» и создали выгодные условия для ее разгрома и овладения территорией ФРГ.

«Западные» вели тяжелые оборонительные бои, стремясь не допустить разгрома своих главных сил. На гамбургском направлении войска 1 ак Голландии оказалисъ_в окружении. На ганноверском направлении в результате глубокою вклинения «восточных» в направлении Ганновер создалась угроза рассечения войск «западных» на ТВД и разгрома их по частям.

В этой обстановке «западные» 10.6 приняли решение о переходе к боевым действиям с применением ядерного оружия и начали непосредственную подготовку к нанесению массированного ядерного удара, В связи с этим в 9.30 11.6 Ставка довела до фронтов и ОБФ директиву, в .которой Верховное Главнокомандование на основе достоверных данных предупреждало войска и силы флота о подготовке противника к ядерному нападению.

В этих условиях командующие и штабы «восточных» должны были в короткое время уточнить сроки начала ядерного нападения противника и провести доразведку важных объектов; перевести в наивысшие степени готовности авиацию, ракетные войска и артиллерию, обеспечив своевременное нанесение первого ядерного удара по противнику.

Одновременно требовалось принять меры по повышению живучести своих войск, выводу их из-под ядерного удара, а после его нанесения — к ликвидации его .последствий и восстановлению систем управления и боеспособности войск с тем, чтобы упредить противника в переходе к активным бое-

29


--------------------------------------------------------------------------------

вым действиям после обмена ядерными ударами. Наряду с этим в этой сложной обстановке предстояло обеспечить своевременный ввод в сражение 5 фронта.

Во фронтах и армиях эти задачи в основном решались правильно, хотя в то же время имели место и недостатки.

Первое — вскрытие подготовки и начала ядерного нападения.

В большинстве фронтов и армий командующие понимали, что «западные», потеряв инициативу, готовятся, к примене-нию ядерного оружия. Штабы франтов, ОБФ и армий в этот период своевременно спланировали усиление разведки, для чего был организован массированный вылет .почти всех штатных и нештатных частей и подразделений разведывательной авиации. На решение этих задач были нацелены и все другие силы и средства разведки. В результате этих усилий 2 фронт, например, в течение одного часа уточнил по данным доразведки 55 объектов. Подобные мероприятия были проведены и в других фронтах. За 30 — 40 минут до нача-ла ядерного нападения «западных» все ядерные средства фронтов были переведены в готовность № 1, в воздух была поднята фронтовая авиация. Проведенные фронтами и флотом подготовительные мероприятия обеспечили в целом уточнение планов и своевременное нанесение первого ядерного удара по войскам «западных».

Второе — о максимальном ослаблении ядерной группировки противника и выводе своих войск из-под ядерного удара.

Все мы теоретически хорошо представляем себе тяжелые последствия массированного ядерного удара, если не будут приняты меры по максимальному ослаблению ядерных средств противника и своевременному выводу своих войск из-под ядерного удара.

Однако этим двум взаимосвязанным задачам некоторые полевые управления фронтов и армий уделяли внимания недостаточно. Должные меры по ослаблению ядерного нападения, особенно по поражению вскрытых ракетно-ядерных средств, не были приняты.

В ходе доразведки объектов противника перед нанесени-ем ядерного удара были вскрыты пункты управления ракетные и артиллерийские дивизионы и самолеты-носители на аэродромах в пределах досягаемости наших огневых средств, способных поражать эти объекты обычными средствами. К сожалению, ни авиация, ни артиллерия и даже тактические ракеты в кассетном снаряжении в этих целях, как правило,

30


--------------------------------------------------------------------------------

не использовались. Хотя теорртически все мы знаем, что все важные объекты, если их можно поразить, надо уничтожать немедленно обычными средствами распоряжением командар-мов и даже командиров дивизий, а не ждать, когда представится возможность поражать их ядерным оружием.

Другим эффективным способом ослабления ядерного удара противника является массированное подавление его систем управления ядерными средствами в начале ядерного удара. Это мероприятие правильно было спланировано и осуществлено штабам 2 фронта. Кроме того, решением командующего войсками 2 фронта в ночь с 10 на 11.6 была организована смена позиционных районов своих ракетных бригад и ядерной артиллерии.

В то же время во многих других штабах смена районов сосредоточения войск, позиционных районов ракетных бригад и дивизионов, ядерной артиллерии, а также аэродромов ба-зироваяия самолетов-носителей и командных пунктов не планировалась, что е реалыных условиях является недопустимым и чревато тяжелыми последствиями.

Третье — о своевременном нанесении первого ядерного удара.

С началом угрозы ядерного нападения «западных» командующие, штабы фронтов и армий основное внимание сосредоточили на уточнении планов первого ядерного удара и приведении своих ядерных средств в высшую степень боевой готовности.

В этот период все полевые управления объединений работали с большим напряжением и целеустремленно. Особенно слаженно эта работа проводилась в 1, 2 и 3 фронтах, 9 А ННА ГДР и 28 А. Эта работа велась под непосредственным руководством командующих. Во всех фронтах своевременно провели уточнение планов первого ядерного удара и подготовились к его нанесению. В ходе этой работы, однако, недостаточно слаженно работали группы ядерного планирования в 19 и 30 ВА. Они .не поддерживали тесного взаимодействия со штабами ракетных войск и артиллерии фронтов.

Нельзя не оказать и о методах работы в этот период в центрах боевого управления фронтов и армий и их оборудовании. Возьмем, например, 2 фронт. В первом ядерном ударе здесь планировалось применить около 300 ядерных боеприпасов. Многие объекты, запланированные для поражения, были подвижные. Их положение постоянно менялось. Что'бы уточнить план первого ядерного удара, своевременно снять удары с одних целей и перенацелить ядерные средства

31


--------------------------------------------------------------------------------

на другие, требовалось провести большую работу в короткие сроки.

Без применения ЭВМ и некоторой децентрализации руководства эту проблему, как мы все убедились, решить трудно. Поэтому встает вопрос о необходимости разработки таких средств автоматизации в полевых управлениях фронтов.

Четвертый вопрос — о характере действий войск с началом нанесения сторонами ядерных ударов.

Установив непосредственную подготовку «западных» к нанесению ядерного удара, «восточные» с 11.29 начали нанесение первого ядерного удара по «западным». Почти одновременно, в 11.30, состоялся первый ядерный удар противника. Ввод в действие ядерных средств сторон принял, по существу, форму встречного удара.

«Западные» нанесли по войскам фронтов и ОБФ в общей сложности 680 ядерных ударов и по глубине страны, до западных областей СССР — около 400 ударов.

Войска «восточных» понесли значительные потери. Сохранили свою боеспособность только 36% соединений. Полностью потеряли боеспособность 31% дивизий. Остальные соединения оказались ограниченно боеспособными.

Полностью потеряли боеспособность 24% ракетных соединений и частей и 70% авиачастей. В полосах фронтов образовались обширные зоны заражения, разрушений и пожаров.

Не менее эффективным был и первый ядерный удар «восточных». 15 дивизий «западных» полностью потеряли боеспособность. Было уничтожено 30 дивизионов оперативно-тактических и тактических ракет (35%), 14 дивизионов ЗУР (33%), 23% тактической авиации и 26% командных пунктов объединений. «Западные» '.потеряли четверть миллиона личного состава.

В целом потери сторон были почти одинаковыми. Однако «восточные» потеряли почти в два раза больше дивизий. Это можно объяснить тем, что при общем, примерно равном балансе ядерных сил, «западные» имели определенное превосходство в тактических ядерных средствах. Вот почему очень важно в период боевых действий с обычным оружием еще до начала ядерного удара нанести максимальное поражение тактическим ядерным средствам противника.

Несмотря на сложность обстановки командующие и штабы в целом на этом этапе работали организованно. Деятель-

32


далее >>

 
  Добавил: Genry   Категория: Материалы
ГСВГ История ГСОВГ :: ГСВГ :: ЗГВ. Учения Запад -77 . Группа Советских войск в Германии.


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.