Ваши письма
Объявления

-

-

Воспоминания о службе Зайцева Николая Степановича

 
Воспоминания о службе Зайцева Николая Степановича

Зайцев Николай Степанович

Автобиография.
Я Зайцев Николай Степанович, родился 17 декабря 1924 г. в с.Васильчуки Ключевского района Алтайского края в семье крестьянина-середняка. В Новоалтайске (пос.Чесноковка) семья оказалась в 1935г..До войны учился в102-ой желдоршколе. С началом войны работал с другими школьниками в колхозах соседних сёл, а с октября 1941г. по 15 августа 1942г.-на эвакуированном с Украины вагоностроительном заводе имени газеты "Правда", в военном цехе №1учеником токаря, токарем и наладчиком станков (помощник мастера участка). Вместе с некоторыми однокашниками пытался попасть добровольцем на фронт.
15 августа 1942г. призван в Красную Армию и направлен в Лепельское военное миномётное училище, эвакуированное из Белоруссии в Барнаул. По окончанию в апреле 1943г. в звании лейтенант убыл на Волховский фронт. С 8 мая 1943г. по 10 мая 1945г.в Действующей армии на Волховском, Ленинградском и 3-ем Украинском фронтах участвовал в операциях по разблокированию осаждённого Ленинграда в (1943-1944г.г.), изгнанию немецко-фашистских захватчиков из Ленинградской, Новгородской (1943-1944г.г. и Псковской областей (1944г.), из Эстонии и Латвии (1944г.), а также в разгроме немцев в Венгрии, Австрии и Чехословакии, где война продолжалась до 10 мая 1945г..
Всю войну прошел в 500-ом гвардейском Мгинском миномётном полку 8, а затем 54 армии Волховского и Ленинградского фронтов. После освобождения столицы Латвии 13 октября 1944г. полк ввели в состав 53-ей артбригады 98 гв. сд.3-го Украинского фронта и передислоцировали в Венгрию.
Весной 1944г. стал кандидатом ВКП(б), через три месяца-членом партии. Считал за честь быть в рядах коммунистов, так как их большинство служили мне Примером массового героизма на войне с гитлеровским фашизмом и в тылу. Вышел из партии в годы перестройки, когда понял, что её генсек Горбачёв оказался двурушником и предателем интересов партии, государства и всего советского народа.
Воевал в звании лейтенант и старший лейтенант, в должностях: командир огневого взвода, началник артразведки дивизиона и полка, командир батареи. После войны служил в Приморском военном округе, в 1957г. окончил Военную артиллерийскую академию, командовал артдивизионом, полком и ракетно-артиллерйскими войсками дивизии. Всего прослужил более 33-х календарных лет.
Уволился из ГСВГ в 1975 г. с должности начальника ракетных войск и артиллерии 27 мсд.
Н.С.Зайцев, полковник в отставке.

Список моих наград
Ордена:
1.Боевого Красного Знамени
2.Александра Невского
3.Отечественной войны 1-ой степени
4.Отечественной войны 1-ой степени
5.За службу Родине в Вооружённых Силах 3-ей степени
6.За службу Отечеству-в золоте (награда Госсовета ГДР)
Медали:
1.За боевые заслуги
2.За Победу над Германией
3.Ветеран Вооружённых Сил СССР
4.20 лет Победы в Великой Отечественной войне
5.30 лет Победы в Великой Отечественной войне
6.4о лет Победы в Великой Отечественной войне
7.50 лет Победы в Великой Отечественной войне
8.60 лет Победы в Великой Отечественной войне
9.65 лет Победы в Великой Отечественной войне
10.30 лет Советской Армии и Флота СССР
11.40 лет Вооружённых Сил СССР
12.50 лет Вооружённых Сил СССР
13.60 лет Вооружённых Сил СССР
14.За 15 лет безупречной службы в ВС СССР
15.За 20 лет безупречной службы в ВС СССР
16.За воинскую доблесть в ознаменование 100-летия В.И.Ленина
17.За участие в освобождении Чехословакии Советской Армией (награда Правительства Чехословакии)
18.Юбилейная медаль в честь 100-летия маршала Г.К.Жукова
19.Знак "Участник Великой Отечественной войны"-"За доблесть и отвагу в Великой Отечественной войне".
 
 
---
 Песня  остановила  бой
        Не  рискну  сказать  за  всех  фронтовиков, но за  подавляющее  большинство смело  ручаюсь: оно  любило песни, особенно фронтовые. Потому, когда в воинские  части приезжали  с  концертами  эстрадные  группы или солисты, свободных  мест даже на  больших  полянах или в огромных  землянках  к  началу  выступления  артистов,  как  правило, не  бывало. Такое  происходило в те очень и очень редкие фронтовые будни и обычно в обороне в ближайшем тылу от передовой. За мою двухгодичную военную пору в наш миномётный полк студёной зимой 1944 года кочевая концертная бригада из Ленинграда  заявилась только один раз. Для нас её  концерт стал огромным новогодним подарком.
Но  песня звучала не только на фронтовых концертах приезжих артистов. Она жила  и днем, и ночью, и в обороне, и в наступлении, и у партизанских костров, на земле, в воздухе и на море, где были воины: в землянке или траншее, за штурвалом самолёта, боевой машины или корабля. Словом там, где нёс вахту защитник страны и петь позволяла  обстановка. Об этом рассказывали участники войны.
Конечно, в первой траншее обороны думалось не о песне, а о непрерывном  наблюдении  за  вражескими  позициями с постоянной бдительностью и боевой готовностью к  отражению любых  вылазок врага. Словом, на  передовой было не до песен. Они могли отвлекать внимание от боевой  задачи. Так думал я в обороне  на  Волховском  фронте, пока не  стал  свидетелем незабываемого до сих пор случая,  связанного с  фронтовой песней «Синенький платочек»...
        Начало июня 1943 года. Белые  ночи на Синявинских болотах под Ленинградом. Видимость почти дневная. Огневой бой  не затухает  круглосуточно. Длинные  очереди трассирующих  пуль  разрезают небо. С  грохотом  рвутся мины  и снаряды артиллерийской и миномётной дуэли по обе стороны фронта. Главная причина взаимного огня- железнодорожные поезда, прорывающиеся в Ленинград по железной дороге, построенной вдоль Ладожского озера после прорыва блокады минувшей зимой. Немецкая артиллерия охотилась за эшелонами днём и ночью, а наша плотным ответным или упреждающим огнём поражали её батареи и командно-наблюдвтельные пункты. Но так как эшелоны  имели своё напряжённое расписание движения в оба направления, то и  артиллеристы невольно связывали с ним огневое сражение, называвшееся дуэлью.  
     И вот однажды в хаосе фронтовой белой  ночи вдруг послышалась музыка и вслед  за  нею чистый-чистый девичьий голосок. Чем  явственнее он доносился,  тем  слабее становился огневой бой. Вскоре на удивление оборонявшихся враждующих сторон он  совсем прекратился. Над  смолкшей  обороной лился  светлым  ручейком  полюбившийся и всеми узнаваемый  голосок молоденькой  Клавочки Шульженко. От  любящей и нежной женской  души  она пересказывала солдатские окопные думы о прерванных войной незабываемых встречах с любимой, о «...синеньком  скромном  платочке,что падал с опущенных  плеч» и о  клятве, «...что не  забудешь ласковых  радостных  встреч”. Простые слова несли заряд доброты, тёплые воспоминания о суженой и нежных чувствах влюблённых, будили  чувства и мысли  каждого, думавшего "о своем, о чём-то  дорогом”, о том, что «...Нет больше ночек! Где ты, платочек, милый,желанный, родной!»...
Удивительно, что и гитлеровцы слушали песню с неменьшим вниманием, чем мы. Следовательно, можно с уверенностью предположить они знали не только её прекрасную мелодию, но и слова. Они заворожили их, заставили забыть для чего    иноземцы в серых фашистских мундирах оказались на чужой земле. Воможно,  слушая песню, некоторые из них украдкой оглядывались назад на запад, пытаясь думать о своих любимых, о встречах с ними на немецкой родине. Но их взоры невольно останавливались на широких полях огромных войсковых кладбищ, покрытых  бесконечными рядами белых могильных крестов в недалеком тылу обороны. Несколько месяцев позже эти захоронения я тоже увидел вместе со своими разведчиками во время преследования бежавших от нас немецко-фашистских вояк  зимой 1944 года...
А песня Клавы Шульженко продолжала звучать в белой ночи над обороной в установившейся тишине даже при словах:                           
"...За них, родных, любимых, желанных таких,
Строчит  пулемётчик, за синий платочек,
Что был на плечах дорогих!...”
 Более того, не сразу  после  последних  аккордов снова  вспыхнула  огневая дуэль. Дышавшая недавно громовым огнём оборона, обворожённая музыкой, простыми словами и очаровательным голосочком молоденькой артистки, молчала. Возможно, приходила  в себя и была не способна снова нажать  на курки. Вот так любимая  фронтовиками  песня и её исполнитеольница оказались сильнее войны. Они в ту белую ночь остановили огневой бой!
Но  как  только разнеслись с усилителей нашей стороны по-немецки слова   агитатора: «Ахтунг! Ахтунг!-("Внимание!Bнимание!”), гитлеровцы ощетинились огневым шквалом. Они не  желали слушать перебежчика. Вскоре  он умолк, а его  сменила тоже популярная  на  фронте песня  "Темная  ночь” из кинофильма "Два бойца”. Услышав колоритный голос Марка Бернеса, наша  сторона  притихла. Ведь и песня, и кинофильм был про нас-фронтовиков. Однако гитлеровцы лишь чуть ослабили стрельбу, хотя под её вялый грохот певец  все же допел до  конца, доставив нам огромное наслаждение. Ведь исполнитель был любим фронтовиками, пожалуй, ничуть не меньше Клавдии Шульженко.
 Но для меня история необычной встречи с песней «Синенкий платочек» на войне недавно обогатилась новым эпизодом её фронтовой биографии. О нём прочитал в популярнейшем Всеамериканском журнале «Чайка» (на русском языке) (SEAGULL, magazine,  2,January 16-31,2010 ).в интервью Ирины Чайковской. Её собеседником был писатель Николас Бурлак. Он родился в американском штате
Пенсильвания в украинской семье, сбежавшей из Украины во время гражданской войны и добравшейся до США. В пору «строек пятилетки» в СССР в конце
20-ых-начале 30-ых семья Бурлаковых вернулась в родную Макеевку, в Донбасс. Отсюда Николас, гражданин США в 1941 году, добровольцем уходит в военную школу, попадает в партизанский отряд и после госпиталя-оказывается на Курской дуге командиром танкового экипажа. В паузе тяжёлых боёв случайно знакомится с боевой медсестрой, «девушкой-мечтой, напоминавшей по своей красоте извстную американскую актрису Дину Дурбин». При первой скоротечной встрече Николас не запомнил имя «девушки-мечты». Она же сказала на прощанье: «Я найду тебя, Николас». Позже медсестра, младший лейтенант медицинской службы оказалась в составе десанта из семи человек на танке Николаса. Танкисты уважительно называли её «Принцесса Оксана». Как и многие фронтовики, она любила песню «Синенький скромный платочек». Отвечая на вопрос Ирины Чайковской «что сталось с «Принцессой Оксаной»?, Николас Бурлака сказал:«Моя Великая Любовь погибла вместе с семью танковыми десантниками в сражении за Бобруйск 29 июня 1944 года. Все были разорваны на куски фашистским артиллерийским снарядом. Мои танкисты и я нашли эти «куски» и похоронили их в одной воронке от снаряда.Танкист-механик Чуев сказал, что до начала танковой атаки «Принцесса Оксана» обещала устроить праздник по случаю своего 18-летия ( хотя ей не было 18-ей было 16, и только я это знал) и танцевать всю ночь напролёт со всеми танкистами нашего экипажа. Когда мы стояли возле общей могилы, Чуев предложил каждому тихонько напеть мелодию песни Клавдии Шульженко «Синенький скромный платочек», которую моя дорогая «Принцесса Оксана» так любила»...

 Выше было сказано, что у каждой песни своя история и судьба. Подтверждением тому и являются два эпизода фронтовых будней: в первом лирическая песня «Синенький платочек» и её исполнительница остановили огневой бой, а в другом-её мелодия стала прощальным аккордом жизни погибших в сражнии с врагом боевых товарищей и похороненной «Великой Любовью» американского танкиста Николаса Бурлака к «Принцессе Оксане»...
Вероятно, уместно напомнить историю рождения песни "Синенький платочек,” рассказанную журналистом "Украинского взгляда” ( № 41 29 ноября 2002 года) Сергеем Вейгманом на Украинском новостном сайте.
       В 1940г.композитор Ежи Петерсбургский написал музыку для cвоего джаз-оркестра, который выступал с концертами в довоенном Ленинграде. Её услышал поэт Я.Галицкий и на неё предложил слова из нескольких четверостиший. В них не было даже намёка на военную тематику. Первое из них вещало:  
"Синенький скромный платочек
Падал с опущенных плеч.
Ты говорила, что не забудешь
Ласковых, радостных встреч.”...
В предвоенную пору песня сразу полюбилась всем, кто слышал её хотя бы только раз. Простые, понятные и легко запоминающиеся слова  влюблённых  людей, несложная музыка в ритме вальса легко проникали в души слушателей, вызывая приятные чувства и воспоминания о своей любви. Можно с уверенностью констатировать общенародную любовь к этой песне,!  
Песня вошла в репертуар многих оркестров, музыкальных коллективов и солистов самого высокого класса. Но особенно прекрасно она звучала в исполнении таких звёзд советской эстрады, как Изабелла Юрьева, Екатерина Юровская, Вадим Козин, Лидия Русланова-всех не перечислить. Но первым её исполнителем был солист оркестра Ежи Петерсбургского.
Когда внезапно грянула война, лирическая мелодия мирного времени вместе со всем советским народом встала в боевой строй борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Она быстро превратилась во фронтовую песню со словами различного содержания. Они, как правило, отражали суть конкретной ситуации воинов на земле, в море и воздухе: пехота, танкисты, артиллеристы, лётчики, моряки, партизаны и труженики тыла сочиняли свои варианты. Их было много. Люди моего поколения это хорошо помнят.  
    Например, в первые дни войны можно было услышать песню "Двадцать второго июня, ровно в четыре часа”. Собиратель фронтовых песен покойный киевлянин М.Г.Ключко называл её "Провожанье”. Вот эти слова:
"Двадцать второго июня
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война.
Кончилось мирное время,
Нам расставаться пора.
Я уезжаю, быть обещаю
Другом твоим навсегда.
И ты, гляди, с чувством моим не шути,
Выйди, подруга, к поезду друга,
Друга на фронт проводи.
В армию едут ребята,
Едут на фронт воевать,
Девушки плачут, слёз не покажут,
Стукнут колёса состава,
Поезд помчится стрелой.
Я в эшелоне, ты на перроне,
Ты мне помашешь рукой”...

В частях и соединениях Волховского фронта постоянно гастролировала концертная бригада ленинградских артистов.  Её солисткой была молоденькая Клавдия Шульженко, только начинавшая свою успешную карьеру к будущей славе. Именно ей поэт М.Максимов предложил изменить слова песни о синеньком платочке, придав им звучание «страды боевой». Так песня «Синенький платочек»   стала соответствовать ситуации военного времени и тому окончательному виду, что поныне живёт с нами.
        Прошло  с той поры более  65-ти  лет,  но в  памяти моей отчётливо
всплывают  картины памятной белой  ночи и незабываемый голос Клавдии  Шульженко, звучавший с песней " Синий скромный платочек,” остановившей  огневой  бой. Потому считаю,  песни военного  лихолетья, полюбившиеся  фронтовикам и помогавшие победить немецко-фашистских захвачиков, следовало бы ради справедливости наградить каждую статусом участника Великой Отечественной войны.

----
 
Русский характер  (фронтовая быль) 
                                               
  Скоро очередной юбилей Великой Победы над фашистской Германией. Чем он ближе, тем чаще любой участник Великой Отечественной войны невольно вспоминает свои фронтовые будни, боевых друзей, места былых сражений, не раз и не два вздыхает об утратах на пути к самому счастливому дню в жизни фронтовика-Дню Победы! Для воина нет большего счастья на войне, чем победить коварного врага и с громовой силой дружно воскликнуть с друзьми сладкое слово П О Б ЕЕЕЕ Д ААА!!! Да так громко и зычно, чтоб «от Москвы до самых до окраин» услышала родная страна, измученный войной народ и даже побеждённый враг.
«ВСЕМ!ВСЕМ!ВСЕМ!!! Говорят все радиостанции Советского Союза!»...
Узнав по радио голос Родины, голос диктора Левитана, в полночь на 9 мая 1945-го «... фашистская Германия капитулировала,...мы п о б е д и л и, ...война закончилась!!!...без чьих-либо команд взметнулся ввысь боевой клич счастливых победителей УРААА!!! П О Б ЕЕЕД ААА!!! П О Б Е Е Е Д А А А!!!...В тёмное небо взвились сигнальные и осветительные ракеты, загремели автоматные и пулемётные очереди, неистово разрезавшие темноту высокими разноцветными трассами. Ликующие полки  победителей в тот момент забыли всё, что пережили на фронтовых дорогах жизни и смерти, прорываясь с тяжелыми боями к заветной цели. Забыты горе и страдания, кровь, раны и гибель друзей: всё напрочь вылетело из ошпаренных победной вестью горячих голов. Крепкие объятия и рукопожатия, нескрываемые слёзы радости- всё и навсегда слилось в долгожданном слове
П О Б Е Д А! Таким помнится тот миг, известие о котором вдруг прехватило дыхание. Неожиданно мы все оказались охвачены незабываемой радостью и воодушевлением. Этот непредвиденный и неуправляемый хаос не утихал пока не заабрезжил рассвет первого дня завоёванного мира. Он застал наш полк на Чехословацкой земле. Мы преследоаали недобитых гитлеровцев группировки генерала Шернера.
Мне, начальнику артразведки полка,  требовалось в то утро срочно собрать своих разведчиков, радиста, шоферов и на быстроходных машинах двинуться в опасный путь боевого преследованияв недобтого врага  встретиться с американской армией.   Гитлеровцы по горно-лесистым дорогам спешили на запад, чтобы сдаться в плен американцам, а не Советской Армии. Враг нас боялся. Несмотря на объявление окончания войны и капитуляцию, сопротивлялся, чтобы не попасть в наши руки. Страшился возмездия. Недобиткам казалось, что советские победители будут мстить, по-зверски рвать их на куски, издеваться так, как они глумились над нашими гражданами.Такое им внушала геббельсовская пропаганда. А они не ведали некогда сказанное офицером Наполеоновской гвардии Жаном Батистом Николя де Савеном о характере русского человека. Николя де Саен был пленён партизанами в 1812 году на Березине при бегстве французов из России. 
Замечу, господин Николя де Савен, как и немецкие фашисты, пришел завоёвывать Россию. В плену среди простого крепостного люда глубоко познал характер русского человека, полюбил его и не захотел возвращаться в родную цивилизованную Францию. Он добровольно остался жить в России, в гуще народной- рядом с теми, кого полюбил навсегда и о ком не раз говорил:
«Русский человек свиреп в бою, но великодушен и щедр с побеждёнными»...
Француз решил даже распрощаться со своей фамилией знатного рода, известного во Франции с глубокой древности. Он стал называться Николаем Андреевичем Савиным. В Саратове Николай Андреевич учил  французскому языку молодую поросль русичей. Среди них он и похоронен в 1894 году, прожив до 127 лет.
   Мои подчинённые, молодые советские парни, при первой же встрече с огромной группой гитлеровцев, встретивших нас с белыми флагами прямо на обочине дороги, на самом деле показали, что мы не такие, как нас малевала их пропаганда. Да, мы были свирепы в бою, но мы при первой же встрече с поверженными  немцами обошлись великодушно, в самых лучших традициях рыцарей Победы.  Как это было?
Моя группа рассветным утром двигалась на большой скорости в направлении города Псек, южнее Праги, куда должны были выйти американцы. Вскоре разведчик, сидевший рядом со мной в трофейной легковушке, воскликнул:
- Впереди немцы!
А сидевший на заднем сидении чешский партизан, которого я попросил быть у нас   переводчиком, торжествующе крикнул: -Они с белыми флагами! Фрицы сдаются!   
Мы остановились и я скомандовал разведчикам: - Впереди немцы! Автоматы и гранаты- К бою! Немцев держать на прицелах! Без команды не стрелять!
Я остановил свою машину перед центром группы сдающихся врагов, медленно вышел из неё и увидел подбегавшего ко мне очень пожилого офицера. Партизан перевёл его доклад:
- Это полковник,- сообщил чех.- Он - начльник штаба дивизии. Его подчинённые    построены для капитуляции.  
Во время доклада заикавшегося иногда полковника я всё время смотрел ему прямо в глаза. Но он не выдерживал моего взгляда, часто опускал взор к земле на запылённые сапоги. В присутствии подчинённых старших офицеров штаба  ему было явно неприятно, наверняка унизительно докладывать старшему лейтенанту двадцатилетнему советскому мальчишке о капитуляции штаба дивизии. Он мучился, напрягался, cлегка морщился, но терпеливо нёс свой карающий крест как побеждённый.
Через переводчика я сообщил, что капитуляцию примут следующие за нами войска. Затем я спросил: -Где оружие?
 Полковник ответил:- Всё оружие изъято и сдано на склад! На руках нет.
-Моя легковая машина требует немедленной замены. Впереди дальняя дорога.
-Ваше право. Выбирайте любую,-предложил начальник штаба.
Мы с ним в сопровождении переводчика и двух разведчиков двинулись вдоль многорядья легковушек. Переводчик не выдержал: -Берите вот ту голубую татру. Не подведёт!
Мы торопились и потому я показал её немцу:- Подготовьте эту машину!
Офицер громко подал команду, подбежал хозяин стал суетливо искать по карманам
 ключи. Проходит минута, другая, третья а майор никак не может показать ключи. И тут командир проявил немецкий характер: он так гаркнул на копушу, что тот присел. Однако, ключей не достал. Вмешался переводчик:
-Что вы его терпите!-со злостью  произнёс чех-партизан и вскинул автомат ППШ, клацнув затвором. -Они нас за такое сразу  расстреливали!
Хозяин машины побледнел, задрожал и сразу нашел ключи. А дальше произошло то, что могло закончиться кровью. Я приказал открыть багажник. Там мы увидели огромные тюки, мешки и чемоданы. 
-Разгрузить машину,-приказал я полковнику.
 Дрожащими руками майор на глазах у стоявших однополчан медленно вытаскивал  явно не армейский груз. Вот он тянет последний тюк и все мы вдруг увидели на дне багажника два пистолета- большой «Вальтер» и небольшой «Браунинг»! От неожиданности этой опасной картины немецкий строй едва слышно ахнул! Майор упал на колени, зарыдал. Полковник заскрежетал зубами! Лицо белее стенки. В глазах страх! Я выпалил:
-Вы обманули нас! Вы не выполнили условий капитуляции. Что будете делать с майором?
-По законам военного времени Вы можете его расстрелять!-нервно ответил полковник.
-У нас без суда не расстреливают. Требую полностью выполнить условия капитуляции. Майора арестовать! 
Я сел с подчинёнными в «Татру» и мы продолжили свой путь. Всё бы было нормально, но горячий чех долго не унимался. Было видно по всему он со злостью выплескивал накопившуюся за годы ненависть к гитлеровскому фашизму и негодовал, что ему не удалось воспользоваться случаем отомстить хоть однажды:-Почему вы не расстреляли этого фашиста?... Почему не врезали полковнику?  Один удар между глаз или пулю в голову и всё спрятанное оружие тут бы побросали к вашим ногам!...Почему багаж не оставили в машине? Багаж награблен! Вы победили, все трофеи ваши!...Долго ещё не унимался партизан. Помолчав немного, он вдруг спокойно сказал: -Потому вы долго с ними воевали, долго не могли нас освбодить. Немцы-звери! С ними надо по-зверски. Они подчиняются только сильным. Вы великодушные...
 Работая над этими строками,  вспомнил об истории с обрусевшим наполеоновцем Жаном Батистой Николем де Саеном и его слова: «Русский человек свиреп в бою, но великодушен и щедр с побеждёнными». В тот день 9-го мая 1945, я не знал этого изречения, не знал произнесенной оценки характера русского человека, вырвженную обрусевшим французом Николаем Андреевичем Савиным. Однако так получилось, что в тот день  я своим поступком невольно подтвердил вещую оценку характера русского человека, щедрого и великодушного с побеждёнными.  
  Николай Зайцев, полковник в отставке

далее рассказы  Зайцева Николая Степановича
 

 
ГСВГ История ГСОВГ :: ГСВГ :: ЗГВ. Воспоминания о службе Зайцева Николая Степановича . Группа Советских войск в Германии.


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.