Ваши письма
Объявления

--

ПОСЛЕ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ. Зайцев Николай Степанович. Часть 4.


 5. Гарнизон в глуши Приморья

Выше  уже немного рассказано о наших неудовлетворительных квартирных и бытовых условиях в военном гарнизоне Чернятино. Ещё раз замечу: никто не роптал, не выражал открыто недовольство, хотя причин для того имелось бесчисленное множество. Понимали, не познавши лиха, не оценишь добра. Многогранная жизнь воинов и семей гарнизона с каждым днём становилась всё ритмичнее и содержательнее. Воинские части получили необходимый нвентарь и сложное оборудование для обучения парашютно-десантному делу, материальную часть, вооружение и автотранспорт. С сентября начались занятия по боевой и политической подготовке, в том числе в моей учебной батарее. Из гарнизона в школу райцентра поехали школьники. В солдатских столовых начали бесплатный показ кинофильмов для всех желающих. Здесь же оборудовали сцены, на которых впоследующем все с удовольствием слушали концерты созданных коллективов художественной самодеятельности.

Кстати, в артполку такой коллектив пришлось создавать мне. Другого человека замполит полка майор Мизрак не нашёл. И мне не удалось отказаться никакими аргументами. Потом я, как говорится, вошёл во вкус и самозабвенно увлёкся ежедневной до поздних вечеров упоительной работой с полковой самодеятельностью. Кроме смешанного хора, сколотил струнный оркестр, танцевальную группу, постоянно отыскивал таланты. В результате увеличивалось число вокалистов и музыкантов-струнников. Оркестр, кроме аккомпонирования хору, танцорам и вокалистам, имел свою обширную часовую программу.

Наши концерты заслужили всеобщее признание и потому проходили при полных залах. На смотрах и конкурсах в гарнизоне и в дивизии самодеятельность артполка, её вокалисты, танцоры и музыканты всегда занимали места победителей. Их успехи воодушевляли меня искать новые произведения. Сложность в этом моём увлечении заключалась в почти полном незнании нот, нотной грамоты. Играл абсолютно всё на слух! Пришлось по самоучителю для аккордеона и другим источникам упорным трудом восполнять свою музыкальную необразованность знаниями. Первым произведением, разученным по нотам, была песня композитора Cоловьёва -Седова "Где же вы теперь, друзья-однополчане”. Ноты купил на вокзале в Уссурийске.
Разумеется, создавать художественную самодеятельность, да ещё в только что сформированном полку, когда люди не успели достаточно проявить себя на службе, в общественной жизни и в быту, оказалось делом невероятно тяжким. Не стану вспоминать все перепетии этого мучительного процесса, только повторю в который раз, что без моего довоенного личного опыта участия в художественной самодеятельности железнодорожной школы номер 102  на станции Алтайская, мне не удалось бы выявить скрытые таланты, сплотить их в дружный коллектив, снискавший своим исполнительским мастерством заслуженный почёт и любовь однополчан в военных гарнизонах десантников Чернятино и Покровка.
Добрым словом всегда вспоминал нашего школьного маэстро Стасика Пухлиш, сумевшего привить нам - своим сверстникам, любовь к самодеятельному творчеству в коллективе, в котором мне довелось играть на балалайке и петь в хоре. Пример Стасика воодушевлял меня в работе с самодеятельными артистами артполка в далёкой Дальневосточной глубинке, куда в мою бытность не заглянул ни один профессиональный артист, чтобы порадовать десантников своим творчеством.
Жизнь в глубинке заставила нас не ждать милостей от командования сверху в организации досуга. Потому забота о нём стала уделом жизненно активных офицеров, членов семей и воинов срочной службы. Мы были молоды, крепки физически и без самодеятельного творчества в культуре и спортае жить не мыслили.
 
В гарнизоне до нашего прибытия не было ни одной спортивной площадки. Многие из нас просто страдали, что некуда приложить способности своей кипучей энергии  в личных или командных соревнованиях. Эти страдания больнее всего сказались на футболистах  и их болельщиках. Ведь игра в футбол в послепобедной Советской Армии была самой популярной, массовой и увлекательной. Зачехлив орудия и миномёты, уложив паршюты, мы спешили скорее одеть бутсы, чтобы погонять мяч.
Так вот, в том военном гарнизоне с названием Чернятино его гонять было негде, хотя все понимали такое место требовалось немедленно оборудовать. И тогда  за сооружение гарнизонного футбольного поля взялись не командиры полков и военные инженеры, а старший врач 296-го десантного полка гвардии майор медслужбы Олег Белаковский. Хочу немного поведать о нём, как о фронтовике. Я имею на это полное право, так как был свидетелем мужественных действий Олега Марковича в тяжёлых боях с эсэсовцами в районе озера Балатон в Венгрии весной 1945-го. Вот только один пример.
Рано утром 17-го марта, на второй день наступления нашей 98-ой дивизии, на залёгшие роты 296-го стрелкового полка двинулись в контратаку эсэсовцы, выбитые накануне со своих позиций дружной атакой десантников- однополчан капитана медицинской службы (в то время) О. Белаковского. Несколько вражеских танков медленно, но неумолимо приближались к нашей пехоте. Казалось, никто и ничто не сможет остановить их: батарея противотанкистов оказалась далеко от танков, не доставала огнём прямой наводки, а своих танков и самоходок у нас не было. (Они по планам командования прибыли для  развитие успеха дивизии только на четвёртый день наступления). Положение становилось, кажется, безнадёжным. Тогда командир полка подполковник Макаров приказал командиру роты автоматчиков старшему лейтенанту Абросимову скрытно войти в неубранное поле высокой кукурузы и внезапно атаковать  эсэсовцев во фланг. Они, увлёкшись лобовой контратакой, не заметили смелый манёвр автоматчиков. Дальше в пылу жаркого боя произошло то, что казалось совершенно невозможным, но случилось в силу невероятнейшего мужества и бесстрашия прежде всего Абросимова и его преданных подчинённых. На глазах у всего полка автоматчики дружной и молниеносной атакой во фланг навалились на врага. Мы увидели Абросимов заскочил  на вражеский танк с поднятой гранатой!  Затем он на виду всего полка рванул крышку полуоткрытого башенного люка и бросил гранату внутрь уже подбитой машины! Мощный взрыв с дымом и пламенем сбросил героя на землю. Пехота, увидев однополчанина с на эсэсовском танке поднятой в руке гранатой, рванулась в атаку! В едином порыве, без команд и сигналов с мощным, тысячеголосым призывом "За  Родину! За Сталина! У-р-а-а-а! ”-полк смял врага!
Замечу, что такой вдохновенный призыв к атаке в разгар тяжелого боя нашей пехоты с вражескими танками и мгновенный бросок людской лавины навстречу
бронированным громадам, изрыгавших смертоносный огонь, я увидел за войну впервые.
Я со своими артразведчиками и связистами бежал на правом фланге полковой лавины вместе с подполковником Макаровым и его замполитом подполковником Никифоровым. Все стремились скорее увидеть Абросимова. Вот в этой группе под свист вражеских пуль и грохот смертельного боя я увидел почти рядом капитана Белаковского с дюжиной санитаров, обвешанных медсумками и санитарными носилками.
Абросимов сидел на земле недалеко от подбитого танка. Слёзы ручьями текли по его лицу, почёрневшему от порохового дыма и множества окалин, ударивших при взрыве гранаты внутри танка. Он плакал и всё время повторял  командиру и замполиту полка подполковнику Никифорову:
-Я ничего не вижу! Я ничего не вижу!
Макаров  обнял героя:-Абросимов! Я награждаю тебя орденом Боевого Красного Знамени!
-Командир! Орденом Ленина!- не удержался замполит.
В это время Белаковский с помощником, успокаивая героя, быстро обработали его лицо, наложили повязку, уложили на носилки и дюжие сатитары помчали в тыл смолкшего Абросимова. ( Я не уверен, что фамилию  этого героя запомнил правильно).
Но бой с отступавшими эсэсовцами продолжался. Группа командира полка, задержавшись около Абросимова, побежала догонять пехоту. Впереди я четко видел подполковника Никифорова. Вдруг он, будто споткнулся, упал и больше не шевельнулся. Макаров с Белаковским повернули замполита вверх лицом и врач, расстегнув его шинель, припал к груди Никифорова.
 Порыв атаки звал нас вперёд! Останавливаться под свистящими пулями нельзя. Я со своими артразведчиками не стал задерживаться около упавшего подполковника. Мы продолжали бежать вперёд, догоняя пехоту. Через несколько мгновений раздался крик Макарова:
-Комиссара убили!... Замполита убили!...
Вот такую хронологию действий старшего врача стрелкового полка О.М. Белаковского видел  я всего в течении нескольких часов только одного жаркого боя. Впоследующем мы встречались, в том числе и в боях.
После войны наши полки оказались в одном и том же военном гарнизоне
Чернятино Приморского военного округа. Здесь уже в мирное время мы не раз виделись, в основном, на спортплощадках.  
Вернусь к инициативе Олега оборудовать футбольное поле. Он лично с помощью подчинённых разметил подходящее место, руководил инженерно-сапёрной техникой и людьми по оборудованию под футбольное поле.
Замечу, что Олег был футболистом    ещё с довоенным стажем. Мне помнится, дай Бог памяти, перед войной он играл, кажется, в ленинградском "Спартаке”, защищал ворота. И это при его среднем росте! Олег отличался  молниеносной реакцией, концентрацией всего тела с очень сильной мускулатурой.  Потому он был невероятно прыгучь. Прыжок у него получался высокий и длинный! Перед ним Олег собирался в тугой комок, действительно похожий на мячик. Забить ему гол  было событием. Но однажды  в игре мне удалось вколотить в его ворота необычный, памятный до сих пор, мяч. После этого пару раз Олег приглашал меня на усиление своей команды при выезде на игры в других военных гарнизонах. Например, в Новогеоргиевку, находившуюся в нескольких километрах от Чернятино. 
Мы с ним были капитанами полковых соперничавших команд. Кроме того, Олег возглавлял очень сильную футбольную дружину дивизии как капитан, тренер и вратарь, а  медпункт своего полка сделал медико-футбольным центром. Помню некоторых его подопечных воинов-фронтовиков старшину Горина, сержантов Исакова и Карпенко, продолживших после демобилизации играть в первоклассных командах  страны. Это результат явно успешной тренерской работы майора медслужбы Олега Белаковского. Сам он был олицетворением страстной преданности профессии военного врача и спорту. Это не осталось незамеченным.

Знаменитый футболист и хоккеист страны Всеволод Бобров, давний друг Олега, уговорил  генерал-лейтенанта  Василия Сталина, командующего ВВС СССР, назначить  Белаковского врачём хоккейной команды наших военных лётчиков. Затем Олег Маркович оказался в ЦСКА, где трудился до ухода на заслуженный отдых. О его работе в лучшем спортклубе страны газета "Правда” в 80-тых годах напечатала большой очерк своего собкора по Молдавии Б.В.Евладова. Я имел некоторую причастность к появлению этой публикации.Тогда я после увольнения из Советской Армии добровольно выполнял функции сотрудника общественной приёмной газеты "Правда” в корпункте  Бориса Владимировича  и публиковался в ней с информациями. Узнав о желании моего шефа подготовить очерк об Олеге, моём однополчанине, не мог удержаться, чтобы не рассказать ему о фронтовом подвиге старшего полкового врача Белаковского и о нашей послевоенной службе в 98-ой воздушно-десантной дивизии Приморского военного округа. В одной из командировок в Москву Евладов, знавший Олега по спортклубу ЦСКА,  и опубликовал в «Правде» о нём прекрасный очерк.    

В сентябре 2006 г.  "Комсомольская правда”, издаваемая в Америке, также напечатала о нём короткий  очерк журналиста Леонида Репина "Звёздный доктор”.  Эти замечательные строки я увидел совершенно случайно, чему несказанно обрадовался! Как никак, жив курилка-человек, с которым случалось по воле войны быть  под одними и теми же пулями в очень тяжёлых боях в Венгрии, служить в одном и том же военном гарнизоне воздушных десантников, играть в футбол в командах-соперниках, где мы были капитанами. Не скрою, несколько огорчился, что в публикации мало упоминания  о боевых заслугах полковника медслужбы в отставке О.М. Белаковского.
После прочтения сразу позвонил в Москву в "Комсомолку” поздравить юбиляра и связаться с автором, которого не знаю. Человек, отвечающий по его словам за выпуск газеты в Америке, обещал помочь. Но долгое время мои попытки не достигали цели, хотя продолжал искать возможность связаться с боевым товарищем любыми путями. Как не обрадоваться, когда добиваешся желаемого! В конце 2007 года удалось по длинной цепочке через администратора Ледового комплекса ЦСКА раздобыть домашний телефон Олега Марковича Белаковского!
Остальное, как говорится-на поверхности: по договорённости с Михаилом, работником пресслужбы Хоккейного клуба ЦСКА выслал для Олега эту главу моих воспоминаний. Удивительно, что Олег не знает об очерке в заграничной
«Комсомолке». Неужели Леонид Репин или редакция не удосужились сообщить герою публикации? Надеюсь теперь они исправят ошибку.
Добавлю, что мне удалось дважды поговорить по телефону с Олегом Марковичем.
Оказывается он не в курсе о публикации очерков о нём в названных выше газетах.
Потому он несказанно удивился и обещал разобраться.
 
 
ГСВГ История ГСОВГ :: ГСВГ :: ЗГВ. ПОСЛЕ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ. Зайцев Николай Степанович. Часть 4. . Группа Советских войск в Германии.


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.