Ваши письма
Объявления

--

Группа Советских войск в Германии » Воспоминания ветеранов о службе » Ветераны Великой Отечественной Войны » На переднем крае «холодной войны» Зайцев Николай Степанович 6 часть

На переднем крае «холодной войны» Зайцев Николай Степанович 6 часть

Праздник «Боевого Содружества»

Далее коротко раскажу об очень интересном, на мой взгляд, событии, произошедшем во время моей сужбы в ГСВГ и оставшемся в памяти его участников яркой страницей боевого взаимодействия советских и немецких артиллеристов военного гарнизона в городе Галле. Это показ совместных действий артиллерийской батареи артиллерийского полка нашей дивизии и такой же 122-мм гаубичные батареи Национальной Народной Армии ГДР на Ораниенбаумском полигоне. 
 После Дня Победы 9-го мая 1975 года стал задумываться что предложить молодёжной бригаде токарей комбината «Пумпенверке», избравшей меня, участника войны, почётным членом своего коллектива и работавшей под девизом «За себя и того парня». Возникла мысль о чёрной, памятной всему миру  дате-22 июня 1941 года, тридцать четвёртой годовщины вероломного нападения гитлеровской Германии на  Советский Союз. Очень важная историческая дата. Оставить её незамеченной, будничной, для меня, участника Великой Отечественной войны, было бы кощунством. Но как её преподать для напоминания и советским воинам, и немцким друзьям? Очень щепетильный, можно сказать, политический вопрос: «не сломать» бы голову. Тем более, советоваться с командованием дивизии не хотелось. Участников минувшей войны среди них не было и  понять меня там некому. Решил действовать самостоятельно, хотя очень и очень рисковал. Меня поддержали мой коллега полковник Бартель, начальник артиллерии 11-ой мотострелковой дивизии Национальной Народной Армии ГДР и Дитер Крюгер, главный редактор окружной газеты СЕПГ «Фрайхайт». Он же руководил Союзом журналистов округа Галле. Расскажу немного о нём.

Дитер Крюгер иногда бывал в нашем военном городе Хайде, в частности, в редакции дивизионной газеты, редактором которой являлся  капитан Михайлов. Однажды Михайлов во время случайной встречи у штаба дивизии представил меня своему немецкому другу-журналисту, то есть Дитеру Крюгеру.      
Дитер пригласил нас вдвоём в свою редакцию. Там он показал две статьи о моём избрании почётным членом бригады имени Эрнста Кёнига и вторую (запамятовал название) о содружестве  госхоза имени Вальтера Шнайдера с молдавскими садоводами. Наши отношения с Дитером переросли в семейные.             
  В средине мая 1975-го года я приехал к Дитеру в редакцию посоветоваться, как  полагал, с самым близким мне по духу  немцем по поводу совместного показа действий двух артиллерийских батарей- одной из нашего артполка, другой из немецкого 11-ой мотострелковой дивизии 22-го июня на Ораниенбаумском полигоне. Я изложил ему свой план показа совместных действий артиллеристов на огневых позициях. Планировалось показать развёртывание каждой батареи при занятии огневой позиции с марша, подготовку к ведению огня, ведение артразведки имитируемых целей и управление огнём по ней командирами двух батарей. При этом я хотел показать ситуацию, когда в ходе «боя» отрабатывалась передача управления советской батареей немецкому командиру и наоборот-советскому офицеру  доверялось командовать  немецкой батареей. С такими же взаимозаменами потренировать наводчика и командира орудия, а также радистов и артразведчиков. Планировалось все действия личного состава двух батарей  показать на глазах у гостей праздника «Боевое Содружество».
 Внимательно выслушав, Дитер призадумался и после паузы сказал:
 -Я не разбираюсь в артиллерии, но понял что ты хочешь показать как изменились мы за тридцать лет нашей послевоенной дружбы, как  укрепилась наша вера друг в друга! Это же так здорово! И день выбрал лучше не придумать!
 -Дитер! Спасибо за поддержку! Однако прошу  прислать журналистов. Доброе дело надо растиражировать.    
 -Не сомневайся, сделаем! Скажи сколько человек прислать?
 -Не более трёх десятков. Планирую накормить гостей солдатским обедом из полевых кухонь. Поэтому угостить большее количество будет не под силу. 
-Если необходимо, мы и в этом поможем. Обо всём поговорю с Иоахимом Бёме. Такое дело окружной комитет СЕПГ всегда поддержит.
 -Дитер, скажу по секрету, никто, кроме тебя ещё не знает об этом празднике «Боевого Содружества». Если Иоахим Бёме или кто-то другой  будет говорить о нём с советскими командирами - моими начальниками,  не уверен, что они поддержат. Они станут испрашивать разрешение у вышестоящих инстанций на проведение такого  мероприятия. Не всякий смел и самостоятелен, тем более, что находимся в ГДР, то есть на переднем крае «холодной войны». Подумают, зачем рисковать! Потому могут не только запретить, но и наказать. Говорим же мы, что всякое доброе дело наказуемо.
-Бёме никому и ничего не скажет. Он знает тебя  и не подведёт. При необходимости может взять всё на себя.  Боевое содружество-это цель жизни наших армий на переднем крае социалистического лагеря.
 До намеченной даты праздника оставалось около месяца. Артиллеристы согласно плану  находились на Ораниенбаумском полигоне и это облегчало их подготовку к показу действий на празднике именно на полигоне.
Что касается немецких артиллеристов, то мы с моим коллегой, начальником артиллерии 11-ой мсд полковником Бартелем определили все детали плана. Главное, что и у него, и у его подчинённых было очень серьёзное отношение  к предстоящей совместной работе. Они все прониклись пониманием важности праздника «Боевое Содружество», как политической акции и дополнительной возможности обменяться опытом выполнения условной боевой задачи совместно с советскими воинами.

Мы смогли провести пару тренировок с выбранными батареями и убедились, что личный состав очень старательно готовился к будущим событиям. Душа радовалась их сколоченности и вдохновенному настроению в соревновательности всех орудийных расчётов, радистов, разведчиков и офицеров.
Никому не хотелось действовать в ущерб своей репутации. Это убеждало меня в правильности решения о необходимости праздника «Боевое Содружество». На тренировке даже возникла мысль превратить его в традиционный, ежегодный, и не только в артиллерии, но и в других родах войск. Что касается даты, требуется основательно поразмыслить. Хотя лучшего варианта, чем 22-го июня, пока не придумал.
  Беспокоил вопрос праздничного солдатского обеда с участием немецких
цивильных гостей, в том числе, распределения их по полковым полевым кухням, меню и некоторые другие организационные вопросы. А их оказалось достаточно.  Например, как обеспечить доверительный контакт немецких журналистов с воинами в различных условиях: до начала праздника, в ходе практических дейсвий,
на совместном обеде и закрытии праздника. Словом, головоломок возникало множество. Главное нельзя было отступать от напряжённых планов повседневной боевой и политической подготовки артиллерийских частей на период пребывания в летних лагерях, хотя одновременно нельзя  забывать о подготовке к празднику.   Жизнь требовала  успевать везде, не позволяла расслабляться.
 
Наконец, настало утро 22-го июня! Прекрасный воскресный солнечный день, умытый предрассветным небольшим грозовым дождичком, прозрачное голубое небо, чистый воздух с запахом послегрозового озона жадно вдыхался под сенью сочной листвы английских клёнов. Райский денёк- иначе не скажешь! Я с семьёй сижу в машине у пропускного пункта военного городка в Хайде в ожидании   автобуса с журналистами, чтобы сопроводить к месту праздника на полигоне.  Расстояние преодолели без преключений и без раскачки приступили к делу.
Никаких длинных речей об историческом дне. Буквально пара предложений с объявлением об официальном открытии праздника «Боевое Содружество», а дальше небольшой рассказ о плане предстоящих действий артиллеристов. Знаю,   журналисты не любят словохотов. Для них главное увидеть действия, динамику события, а объяснения станут содержанием их собственных репортажей. К тому же, темнеющее небо напоминало о возможных помехах для праздника. Потому мы спешили.   Взвилась ввысь ракета и советская батарея из шести гаубиц 122-х
миллиметрового калибра с мощными автотягачами двинулась с опушки леса на огневую позицию. Сначала она, блистая чистотой и солнечными бликами на отдраенном металле и стёклах, вытянулась на дорогу и по взмахам сигнальных флажков на большой скорости устремилась к намеченной точке огневой позиции.  Не доезжая до неё на глазах гостей праздника по сигналу командира батарея из колонны стала разворачиваться веером в линию. Получилось очень красиво! Журналисты наградили воинов возгласами восхищения и апплодисментами. Далее были показаны в соревновательном стиле обнаружение целей артиллерийскими разведчиками, управление огнём батарей и другие эпизоды работы личного состава в условиях, приближённых к боевым. Дальнейшие действия личного состава двух соревнующихся подразделний вызвали много вопросов у дотошных журналистов. Они были довольны тем, что техника и вооружение двух представленных подразделений, как и приёмы работы на них, совершенно одинаковые. Пришлось напомнить тем, кто не служил в Национальной Народной Армии ГДР, что у нас не только одинаковая техника и вооружение, но и обучение личного состава проводится практически по одним и тем же военным уставам с учётом новейших достижений военной науки и опыта боевого применения артиллерии. Ведь у нас, советских офицеров, не было никаких секретов для артиллерийских командиров дружественной ННА ГДР. Иначе ни о каком боевом братстве, боевом содружестве не могло быть и речи. Потому на празднике во всём журналистам виделось приятное равенство выучки, экипировки и возможности взаимозаменяемости советских и немецких артиллеристов. Так может быть только у настоящих друзей.
 
Но очень быстро накатились тёмные-тёмные тучи, вдали засверкали молнии и загремели раскаты грома, крупные отдельные капли зачастили барабанной дробью по машинам. Вся программа праздника, кроме команды на обед, к дождю закончилась. Трубач просигналил отбой, всем на обед! Моментально гости в преподнятом настроении оказались в машинах и устремились к семи полковым кухням. Мы радовались удачному празднику «Боевого Содружества». Позже, как рассказал мне Председатель Союза журналистов округа Галле Дитер Крюгер, журналисты с восторгом рассказали в СМИ о своих впечатлениях от необычного праздника дружбы советских и немецких артиллеристов. Они посчитали его важной политической акцией и просили сделать традиционым, ежегодным.
 
Командование армией всё же узнало о празднике «Боевое Содружестао»  буквально в день его проведения. Но никакого «шума» с оргвыводами не устроило. Однако без внимания сам факт моего самовольства не оставило. Так я подумал, когда  в моём штабе на Ораниенбвумском полигоне почти на рассвете неожиданно появился начальник  ракетных войск и артиллерии 1-ой танковой армии  генерал-майор артиллерии Лебедев - очень уважаемый в ГСВГ человек. Его очень ценил командарм генерал-лейтенант Б.В.Снетков за разностороннюю образованность, высокую научно-практическую подготовку, успехи в разработке новых образцов ракетно-артиллерийского вооружения и принципов его боеаого применения. За это генерал Лебедев был удостоин высокой Государственной премии.  Спокойный, всегда прост в обращении с подчинёнными, ценил инициативность, преданность офицера избранной военной професии. Он  был моим непосредственным артиллерийским начальником и примером для подражания. Знал много и умел ненавязчиво увлечь любого новыми идеями. И я был рад, что приехал первым именно генерал Лебедев. Понимал, что он сможет объективно разобраться в сути праздника «Боевое Содружество» и убедительно доложить командованию свои выводы и оценки. Я, безусловно, всегда чувствовал его заботливое отношение к ракетным войскам и артиллеррии нашей 27-ой мотострелковой дивизии, прочно удерживавшими первое место в ГСВГ по состоянию обученности и поддержанию высокой боевой готовности.
Нет необходимости вспоминать разговор генерала со мной. Он был долгим. Но к чести моего начальника, он не произнёс никаких упрёков и даже не  намекнул, хотя бы на какой-нибудь промах. Только пожалел, что не знал о празднике. Обязательно постарался бы побывать.  Мы также говорили о насущных проблемах повседневной жизни в полевых условиях, о предстоящем моём увольнении из Советской Армии в августе. И здесь генерал выразил просьбу командования армии
задержаться до окончания осенней инспекторской проверки, помочь подчинённым отчитаться перед инспекционной  комиссией за 1975 учебный год. Я отказался, мотивируя необходимостью устройства дочери в школе на новом месте жительства в Кишинёве, где у нас имелась квартира.
Грустно мне расставаться с воспоминаниями о ГСОВГ (ГСВГ,ЗГВ), но рад, что в нас-гэсэвэгэвовцах живучи традиции боевого братства и сознание огромных заслуг в деле укрепления коллективной безопасности Советского Союза и стран  социалистического лагеря, сохранения мира в Европе.

Мне известно из общения с сослуживцами, что они активно продолжают жить с этими идеалами, выраженными в четверостишье эпиграфа,  прочитанного в Интернете на сайте земляка-сибиряка  К.В. Семёнова (г. Новосибирск) и в одном из интервью последнего главкома группы генерала М.Бурлакова:
          «В ЗГВ были все наподбор
                      И наказы отцов чтили свято.  
                      Если б были мы там до сих пор,
                      Неизвестно где было бы НАТО!»

 Н. Зайцев, полковник в отставке
            Нью-Йорк, 2006г.
 
ГСВГ История ГСОВГ :: ГСВГ :: ЗГВ. На переднем крае «холодной войны» Зайцев Николай Степанович 6 часть . Группа Советских войск в Германии.


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.